Все для детей

Валерий Сойфер. Арифметика наследственности

Глава 19. Генетики бесценные дары

<< НазадДальше >>

Генетика и животноводство

* * *

Раза два в год наши газеты обходят коротенькие информации — в Москве (или в Ленинграде) открылся традиционный пушной аукцион. Съехавшиеся со всего света «пушные купцы» придирчиво осматривают партии мягкого золота. Не последними на этих торговых смотрах выступают шкурки каракулевых овец.

Раньше шкурки серого каракуля встречались совсем редко. Причина была известна. Очень уж нечасто попадались в отаре серые овцы (хорошо, если среди сотни овец находились три серых!). Попытки наладить разведение серых овец (их называют «ширази») всегда оканчивались неудачей: при скрещивании серых овец между собой приплод погибал в трех-четырехмесячном возрасте.

Помощь овцеводам пришла от генетиков. Загадкой «ширази» заинтересовался Я. Л. Глембоцкий. Первое, что он определил: смерть потомства серых овец — явление не случайное.

По определению Глембоцкого, все потомство чисто-серых овец страдало наследственной болезнью — хроническим тимпанитом. Ее вызывали гены, которые приводили к серой окраске. До тех пор пока ягнята кормились молоком матери, болезнь оставалась незамеченной. Но как только их пускали на подножный корм, она давала себя знать, и животное погибало.

Тимпанитом заболевали овцы, у которых в парных хромосомах имелись оба гена «ширази». Гетерозиготные животные — у них на один ген «ширази» приходился обычный ген черной окраски — выживали.

Гены могут быть доминантными и рецессивными. Каков же ген серых смушек? Глембоцкий установил, что ген «ширази» доминантен, и стоит появиться такому гену, как овца становится серой. Но ген «ширази» оказался необычным доминантным геном. Пока одна из парных хромосом несла ген «ширази», все было нормально; животное погибало, если обе хромосомы получали этот ген. Необычный ген назвали полулетальным. Теперь стали понятными неудачи. Селекционеры, начиная работать с серыми овцами (с животными, у которых в одной из хромосом находился ген «ширази»), действовали традиционными способами. Первым делом они старались размножить серых овец, не допуская потери признака «ширази». Для этого серых овец скрещивали с такими же серыми особями. Но здесь-то и таилась беда. При таком скрещивании неминуемо большая часть потомства получала в парных хромосомах по гену «ширази», и такие дважды «меченные» особи гибли.

Поняв причину неудач, Глембоцкий предложил выход, странный для обычной селекции. Он предложил скрещивать серых овец с обычными черными. Этот метод обеспечивал получение половины серого потомства, дающего ценную шкурку, а половину черного (также довольно ценного). В этом случае гибели не было никакой.

* * *

Успехи генетиков привели на пушные рынки невиданных до сих пор участников — появились цветные норки!

Сотни лет норки были недосягаемы для разведения в неволе. Лишь совсем недавно эти зверьки поселились на звероводческих фермах. С ними начали работать генетики. Их исследования привели к небывалым результатам. Если в случае с каракульскими овцами ученым удалось понять процессы, совершающиеся в природе, то с норками генетики оставили позади ее скромные возможности и приступили к «синтезу» не встречавшихся ранее расцветок шкурок.

Раньше знали темно-коричневых норок, да очень редко появлялись серебристые. Теперь гамма цветов увеличивается: уже более двадцати различных окрасок получено искусственно у этих маленьких зверьков — от черных до снежно-белых, от светло-серых до светло-сиреневых. В 1963 году королевой нью-йоркского аукциона стала «зеленая» норка, которая побила все рекорды стоимости — за одну шкурку было уплачено 400 долларов!

Путь к синтезу новых окрасок лежал через традиционные исследования. Генетики хорошо изучили хромосомы норки (их оказалось 30), досконально разобрались в хитросплетениях генов, управляющих окраской меха (их более восьми, разделенных на две группы: доминантные гены коричневой окраски и рецессивные — серебристой), в селекции норок использовали методы получения мутантов.

<< НазадДальше >>

В. Сойфер. Арифметика наследственности