Все для детей

Валерий Сойфер. Арифметика наследственности

Глава III. Посмертно прославленный

<< НазадДальше >>

Залог успеха

Давно известно, что отцовский и материнский организмы характеризуются своими определенными комплексами признаков. Эти признаки закодированы в их половых клетках. При слиянии этих клеток задатки наследственных признаков отца и матери соединяются, обусловливая новую комбинацию. Следовательно, первое, что надо узнать: каким законам подчиняется «сложение» задатков признаков родителей? Эта проблема интересовала многих. И до Менделя ученые пытались определить судьбу признаков родителей после скрещивания, но сделать это не удавалось. Ошибка была методическая. Ученые в одном скрещивании пытались сразу проследить судьбу многих признаков да при этом еще и плохо подбирали пары для скрещивания. Следовало упростить задачу, не стремиться разрешить все проблемы сразу, но это-то и оказалось самым трудным.

Менделю помогли знания точных наук. Чтобы найти двадцать неизвестных, нужно решить двадцать уравнений; для девятнадцати неизвестных их требуется девятнадцать, и так далее. Значит, первое, на что надо обратить внимание,— это количество признаков, за которыми надлежит следить. Нужно так подобрать пары для скрещивания, чтобы родители отличались друг от друга каким-нибудь одним признаком. Только одним, и ни в коем случае не больше! Решив уравнение первой степени, можно будет перейти к более сложным задачам. Как ни проста была эта мысль Менделя, она была большим шагом вперед.

Но какие организмы взять для скрещивания? Мендель снова решил идти по пути максимального упрощения задачи. Он остановил свое внимание на растениях. Но известно, что есть самоопыляющиеся и перекрестноопыляющиеся растения. Первые опыляются в основном своей собственной пыльцой; у вторых пыльца с цветков одного растения переносится различными путями (ветром, насекомыми) на цветки других растений. Мендель решил взять для опытов самоопыляющиеся растения. Раз нужно следить за наследованием всего одного признака, скажем, окраски венчика цветка, то у перекрестноопыляемых растений ветер случайно может занести пыльцу с какого-нибудь другого растения, и тогда пропадет весь опыт. Вывод один — работать нужно с самоопылителями, например с горохом. Оценивая этот выбор, К. Корренс писал: «Не может подлежать никакому сомнению, что успех Менделя был обусловлен тем, что он выбрал для своих опытов именно этот объект, так как цветки гороха опыляются почти исключительно своей собственной пыльцой».

<< НазадДальше >>

В. Сойфер. Арифметика наследственности