Все для детей

Валерий Сойфер. Арифметика наследственности

Глава I. «Чертово евангелие»

<< НазадДальше >>

Искусственный отбор

Дарвин не переставал размышлять над причинами эволюции. В поисках механизмов изменчивости живых существ ученый наконец обращается к опыту человека.

Одним из первых достижений человеческой мысли было приручение и затем улучшение различных пород животных и выведение новых сортов растений. Медленно, но неуклонно человек изменял растения и животных, делал их более полезными для себя. Подсолнечник, в семенах которого много жиров; пшеница, не подвергающаяся заболеваниям; куры, несущие в десятки раз больше яиц, чем их дикие предки... А цветы, поражающие глаз своей расцветкой! А комнатные собачки самого причудливого вида! Этот список молено продолжать до бесконечности.

Но каким путем добивается человек таких успехов? Какие секреты лежат в оонове селекции? Собственно, особенных секретов здесь нет. Человек выбирает те отдельные особи, которые удовлетворяют его требованиям, и повторяет эту работу снова и снова, шаг за шагом подвигаясь к намеченной цели. Два основных свойства живых существ позволяют ему идти этой дорогой.

Первое — наследственность. Дети во всех основных чертах повторяют своих родителей. Никогда пшеница не порождает рожь, из овса не получишь овсюг, из дуба не вырастишь граба. Признаки, характеризующие вид, прочно закреплены за этим видом. Мы говорим, что данный вид обладает такими-то и такими-то наследственными признаками.

Второе — изменчивость. Как бы ни были постоянны признаки видов, нет-нет да и возникают отличия. Если они передаются потомкам — значит, изменения наследственные. Такие изменения называются мутациями. Именно их и должен искать селекционер, чтобы отобрать особи с полезными человеку мутациями.

Трудно или легко это сделать? С первого взгляда проще простого. Ищи измененные растения или животные, а затем работай с ними, улучшай, приспосабливай. На деле совсем не просто. Во-первых, как искать? Растение, несущее полезную для человека мутацию, само о себе не доложит, надо узнать его среди сотен тысяч других, а мутации возникают очень редко — одна на сотни тысяч, а то и миллионы неизмененных особей. Но даже если полезное человеку изменение возникло, оно часто замаскировано тысячами других признаков, и надо обладать завидным умением, чтобы находить эти мутации. И как часто такая работа напоминает поиски иголки в стоге сена!

Селекционеры прибегают и к другому методу — скрещиваниям. Перегруппировка наследственных задатков может дать нужную комбинацию. Тогда остается не потерять с трудом отобранный экземпляр — такое тоже бывает, и довольно часто, — а, размножив его, испытать; словом, сделать все, что требуется для создания нового сорта. Вот и получается, что только с первого взгляда селекция кажется простой. Бьется человек всю жизнь над выведением сорта, и хорошо, если в конце жизни он может показать несколько новых сортов, созданных им.

Но селекция существует тысячи лет. За долгую историю этой науки человек получил поистине сказочные богатства. Истоком их был отбор, искусственный выбор нужных человеку организмов. На это и обратил внимание Дарвин. Стоит только сравнить имеющиеся сегодня сорта с их предками, как обнаруживаются их разительные отличия.

Во времена Дарвина в Англии было сильно развито голубеводство. Существовали клубы голубеводов, удалось вывести самые замысловатые породы голубей. Приведя рисунки двух голубей, Дарвин спрашивал: кто может усмотреть за этими двумя совершенно разными птицами одного общего предка? Если бы эти два голубя встретились человеку в природе, он отнес бы их не только к разным видам, но и к разным родам. Значит, отбор может привести к расхождению даже видовых признаков. Итак, совершенства домашних животных и растений человек добивается искусственным отбором полезных ему, человеку, форм. Но ведь мы ищем причины совершенства живых организмов в природе. Допустим на минуту, что отбор более приспособленных организмов осуществляется и в природе. Тогда возникает вопрос: кто ведет отбор в природе? С прирученными животными и возделанными растениями все просто — отбор производит человек. В живой природе надсмотрщиков над растениями и животными нет, а значит, предположив наличие отбора в природе, надо искать ту реальную силу, которая ежесекундно и вездесуще выделяет лучшие индивидуумы из мириадов других и дает им преимущества в размножении.

<< НазадДальше >>

В. Сойфер. Арифметика наследственности