Все для детей

Галина Голова-Закрияева

КТО ТЫ БУДЕШЬ ТАКОЙ?

Следующая страница

ПРОЛОГ

Мы живем в большом и шумном городе. Целый день по улицам бегают автобусы, троллейбусы, трамваи… Они работают, перевозя с места на место огромное количество людей. Эти люди постоянно куда-то спешат и у них озабоченные лица. Наверное, мы так же выглядим со стороны. Мы – это обычная семья, мама – это я, папа – мой муж и двое наших детей, девочка и мальчик. Мы с папой еще молодые родители и только учимся ими быть. Каждое утро нам надо успеть собрать дочь в школу, сына в садик и бежать на работу, мысленно ругая на остановке транспорт, которого долго нет.
Целый день мы трудимся в разных концах города, а вечером спешим домой. Наш папа работает на заводе и часто выходит во вторую смену, тогда мне приходится все успевать одной.
После работы я тороплюсь домой, сегодня мне пришлось изменить привычный маршрут и нужно дождаться трамвая. Моего трамвая долго нет, и я начинаю нервничать, ведь я опаздываю в детский сад за сыном. Чтобы успокоиться, я наблюдаю за людьми, которые тоже ждут транспорт.
«Интересно, неужели у них тоже идет постоянная гонка внутри себя, этот непрекращающийся диалог: «Надо успеть забежать, купить, забрать, постирать, выгулять, - так же, как и у меня?» - вдруг приходит мне в голову мысль.
Подошел очередной трамвай и опять не тот, который нужен мне. Я начинаю нервничать, трамвай отъезжает и вдруг, на противоположной стороне остановки, я вижу мальчишку лет десяти. В школьной форме, бросив рядом портфель, он кормит булкой голубей. Кажется, что к нему слетаются голуби со всего города. Они садятся мальчишке на руки, на плечи, на голову. Он крошит булку, а они выхватывают у него крошки на лету, задевая его крыльями по лицу. Голуби кружат над ним, хлопают крыльями, а он радостно кричит им: «Да погодите же вы, я вам всем дам!». И такое счастье написано на его лице, такая любовь к этим птицам, к миру, к жизни. И мир вдруг замер.
Внутри меня прекратился бурный диалог раздражения, и я почувствовала как волна Любви к жизни, которая исходила от этого мальчишки, переходит в меня. Я вдруг поняла, что мы, взрослые, совершенно не понимаем, что такое счастье. А мальчишка - знает.
Я наблюдаю за лицами людей, стоящих вместе со мной на остановке, и понимаю, что этот ребенок, вокруг которого разливается энергия любви, сотворил чудо. Как будто сняв маску с взрослых людей, мальчишка заставил нас отвлечься от бесконечной суеты и просто БЫТЬ, просто радоваться жизни!
Вот и мой трамвай. Всю дорогу я улыбаюсь и вспоминаю счастливое, хохочущее от счастья лицо мальчишки. Я думаю о том, насколько дети богаче нас и мудрее. Они умеют просто радоваться жизни, не ругая ее, что она им что-то не додала. Они умеют любить, просто потому, что мы их родители. Они умеют любить и прощать, а мы любим за что-то и прощаем так, чтобы больше этого человека никогда не видеть. Дети любят нас и тогда, когда мы заняты работой и не обращаем на них внимания. Любят нас, когда мы, родители, выясняем между собой отношения и забываем про них. Они просто – настоящие, наши дети. И этот мальчик поделился сегодня с нами, взрослыми вот этим, настоящим – радостью бытия…
Я забираю сына из садика, и мы идем домой. По дороге я внимательно слушаю все, о чем он мне рассказывает, и понимаю, как это для него важно. Он мне показывает, взяв себя сзади за воротник, как его швырнула на стульчик воспитательница.
- Может быть, ты баловался? – спрашиваю я, чувствуя, как к горлу подкатывается комок. Я никогда не унижала своего сына, он для меня был еще совсем крохой.
- Нет, я ничего плохого не делал, - простодушно и очень доверчиво говорит мне сын.
- Я поговорю с воспитательницей, - обещаю я, а сама думаю о том, что мы, взрослые совершенно забываем, что дети также чувствуют несправедливость, наверное, даже острее, чем мы, ведь они беззащитны. Мы, взрослые, часто просто пользуемся своей силой и бесправием детей.
Потом, через много лет я глубже начну понимать, что дети знают гораздо больше чем мы, взрослые. Это нам кажется, что мы знаем больше. Да, мы лучше знаем о том, как правильно переходить дорогу и как больше зарабатывать денег. А дети знают, что такое настоящая, безусловная любовь. Потому, что любят нас любыми – раздраженными и веселыми, выпившими и трезвыми, злыми и добрыми. Они прощают нам побои и обиды, стоит их только приласкать. За свою любознательность и подвижность их ставят в угол, за разбитую вазу могут ударить. Ведь мы взрослые, мы сильнее. Но сильнее – то они, наши дети. Потому что умеют любить и умеют прощать. А это самое важное в жизни - то, что умеют наши дети. Важнее, чем деньги, которые мы всю жизнь пытаемся заработать, говоря, что делаем это ради будущего детей. И в настоящем у нас нет времени на то, чего ждут от нас наши дети – материнской любви, отцовской любви.
Какое будущее может быть у наших детей, которые выросли без любви? Мы скажем: мы работали, не покладая рук, чтобы обуть, одеть, накормить, чтобы были не хуже других.
Кому скажем? Себе? Или взрослым детям, которые недополучив любви, сами не умеют любить и потому забывают поздравить, позвонить или проведать?
Кому мы скажем слова оправдания, и кому они будут нужны?
Все эти размышления придут мне в голову гораздо позже, через много лет.
А сейчас веду домой своего трехлетнего сына, и его маленькая ладошка доверчиво лежит в моей руке. Дома нас ждет Юля, моя старшенькая. Я часто перекладываю на нее свои обязанности по уходу за сыном, чтобы успеть по дому. Она отчаянно сопротивляется этому, и я нервничаю, забывая, что она еще совсем ребенок и отправляю их вместе на прогулку.
Вечер пролетает незаметно. Проверить уроки, приготовить и накормить ужином, искупать перед сном и уложить спать.
Я смотрю в окно. Наш шумный город затихает, В доме напротив начинают по одному светиться окна. В каждом окне своя история,думаю я. А я, наоборот, гашу свет. Мои малыши укладываются спать. Накупавшись перед сном, в свеженьких пижамках, они забираются под одеяло.
- Ну, спокойной ночи! – говорю я и подхожу поцеловать детей перед сном.
- Мамочка, полежи с нами, - просит меня Юля. У нас однокомнатная квартира и ребятишки спят на одном диване. Я ложусь посерединке. Пытаюсь взять их обоих под крылышко к себе, но долго лежать так неудобно. Я разворачиваюсь к Славе, обнимаю его и жду, пока ребятишки уснут. Вдруг в тишине слышу всхлипывание…. Это плачет Юля.
- Что случилось, Юлечка?
- Да, мама, ты Славу больше любишь. Ты к нему повернулась, а я сегодня так ударилась и у меня шишка на голове.…- Плачет.
- Ну, что ты моя девочка. Мне просто лежать на спине неудобно, вот я и повернулась так.
Я обнимаю Юлю и прижимаю ее к себе, целую. Тут же демонстративно откидывает одеяло Слава, садится и театрально говорит, смешно выговаривая букву «Р»: «Ну и не надо! И я с вами не играю! Раз меня никто не любит, значит, я некрррасивый!»
Мы с Юлей хохочем. Слава, какое-то время сидит гордо обиженный, сложив руки на груди, потом тоже начинает улыбаться. Я поднимаюсь с дивана и говорю:
- Раз вы не можете меня поделить, спите без меня.
- Мамочка, не уходи, - обнимает меня за шею Юля, - расскажи нам сказку!
- Мамочка, не уходи, - тут же повторяет за сестрой Слава.
Я понимаю, что моим детям очень не хватает моего внимания и эти минуты перед сном, когда мама рядом и в полутьме звучит ее голос, рассказывающий сказку – очень нужны им.
- Ну, что вам рассказать. Я уже все сказки, которые знала, вам рассказала. И про горшочек каши, и про Элизу и ее двенадцать братьев, и про Золушку…
Я мысленно искала что-то такое, чем еще могла порадовать детей. И вдруг, передо мной появился образ мальчишки, которого я видела сегодня на остановке. Он стоял, широко раскинув руки, в которых держал кусочки булки, кормил голубей и счастливо смеялся.
- Я расскажу вам новую сказку, - сказала я и на ходу стала придумывать сюжет новой сказки.
На другой день дети потребовали продолжения. И мне пришлось продолжать…
Так родилась на свет моя первая сказка, которую я назвала «Кто ты будешь такой?»

«КТО ТЫ БУДЕШЬ ТАКОЙ?»

В теплый весенний день, в огород, который находился при загородном доме, ветер принес семечко полевого цветка. Он уложил его на красивую, ухоженную грядку и улетел.

Семечко упало во взрыхленную землю и затихло. После долгого путешествия ему очень хотелось пить и, словно почувствовав его желание, через какое-то время на него сверху полилась влага. Так в тепле, утолив жажду, семечко проспало несколько дней.

Проснулось семечко от того, что внутри него кто-то сильно толкается.

- Пустите меня, мне здесь ужасно тесно и темно! Да выпустите же меня отсюда!

Семечко треснуло, и из него выглянул крошечный зелененький росточек.

- И здесь темно, - сказал он, - но хоть не так тесно!

Росточек потратил много сил на то, чтобы выбраться из семечка, а так как он был еще очень маленьким и слабеньким, он очень устал и опять уснул.

Проснулся Росточек из-за того, что услышал шум. Это был шум Мира, который он никогда не видел. И, хотя из земли торчала только крошечная голова Росточка, он уже был счастлив. Вокруг было столько интересного!

Выглянуло солнышко и стало обогревать землю. Росточек почувствовал тепло и ласковые лучи.

- Какое ты доброе и теплое! У тебя такие ласковые руки! – закричал Росточек. – Ты любишь меня?

- Я люблю всех, - улыбнулось солнце. – А ты очень славный и симпатичный. Протяни ко мне листики, я помогу тебе увидеть мир подальше.

Росточек потянул к солнышку свои крошечные листики и немного вытянулся, стал повыше.

- На сегодня хватит. Каждый день ты будешь узнавать все больше и больше о мире, а я буду помогать тебе.

- Спасибо! – прокричал вверх Росточек. – А как тебя зовут?

- Я солнце, я несу миру свет и тепло.

- Спасибо, доброе солнышко! – радостно поблагодарил он за помощь и стал оглядываться. Теперь, когда он немного вытянулся, он мог видеть своих соседей. На грядках росло огромное количество цветов.

Недалеко от росточка росла бордовая роза. При свете утренней зари она была очень красива. Капельки росы сверкали на ее лепестках как маленькие бриллианты. Росточек смотрел на нее, затаив дыхание.

- Вы такая красивая! – восхищенно прокричал Росточек и счастливо засмеялся. Как все-таки много хорошего и красивого вокруг. – Вы, наверное, очень счастливая, ведь все восхищаются Вами?

Роза нехотя опустила глаза вниз. Боже мой, какой-то сорняк пытается ею восхищаться.

- Каким ветром тебя сюда занесло? – высокомерно спросила Роза.

- Добрым ветром и теплым. Он так бережно нес меня и положил в мягкую землю. Я только утром смог выглянуть наверх. Там, внизу мне было темно и очень тесно и я рад, что смог выбраться сюда, к вам.

- Добрым ветром? - усмехнулась Роза. - Ты еще не знаешь, каким бывает ветер. Наивная простота… Ветер кажется добрым, а когда разозлится, он деревья с корнем выворачивает, провода обрывает, не говоря про цветы. Добрый!

Росточек задумался. Неужели ветер бывает таким злым? Но так как он не был близко знаком с ветром и помнил его только по ощущениям, по прикосновениям, когда еще был семечком, поэтому он ничего не знал о ветре. А вот с солнышком Росточек уже познакомился и решил поделиться с Розой своими впечатлениями.

- А солнышко доброе и теплое! Оно мне помогло подрасти и еще завтра поможет и послезавтра. И я вырасту большой и сильный.

- Конечно, вырастешь, если оно тебя не засушит. Пока ты маленький оно тебе поможет немного подрасти, а потом спалит своими лучами. А если солнце тебя не спалит, тебя выполют Руки женщины, которая живет в этом красивом доме. Ты – сорняк и тебе не место среди садовых цветов!

Росточек поник. Вся его радость от общения с Розой растворилась, а вместо нее у него появился страх. Ветер злой, солнце не такое уж и безобидное и еще Руки, которые могут просто лишить его жизни, вырвав из земли с корнем. Ему стало казаться, что он хуже всех и все цветы на него смотрят и ждут, когда же его, наконец уберут с их грядки. Он съежился и постарался больше не привлекать к себе внимания. И в ту самую минуту, когда он уже начал разрушать себя мыслями о том, что он хуже всех Росточек вдруг услышал тихий голос:

- Малыш, выше нос!

Росточек поднял глаза, полные капелек росы. С соседней грядки, приветливо помахивая веточкой, на него смотрела Лилия. Она выглядела очень нарядной. Ее крупные ярко-желтые цветы были хороши еще тем, что были в маленьких коричневых веснушках.

- Ты что загрустил? Сегодня с утра ты наполнял воздух радостью жизни, и мир улыбался всем нам. Это ты притянул теплые лучи солнца и сегодня хороший, светлый день.

- Я? – не поверил Росточек. Мне сказали, что я сорняк и мне не место на этой грядке. Еще утром я думал, что ветер добрый и солнце ласковое, а Роза мне сказала…. А еще мне надо бояться Рук женщины и мне стало страшно жить…- Росточек заплакал.

- Глупенький, ну кого ты слушаешь, - ласково проговорила Лилия. Ведь Роза говорила о своих страхах. Тот, кто сам всего боится, хочет, чтобы и все вокруг боялись мира. Посмотри, какие у нее колючки, как шипы. Она все время защищается и всех колет. Тебе нужно просто наблюдать и слушать, слушать и наблюдать и ты сам все поймешь. Не надо бояться жизни, малыш. Радуйся по-прежнему и ты увидишь, что мир прекрасен. Будет осень, и ты сам все будешь понимать.

- А Руки? Если они и вправду меня выполют, ведь я сорняк?

- Кто тебе сказал, что ты сорняк? Еще никто не знает, что из тебя вырастет. Ты и сам не знаешь. Для тщеславной Розы все вокруг сорняки, ведь она считает себя королевой цветов. Но… давай доживем до осени, и ты сам все увидишь. Только запомни одно важное правило – никогда ничего не бойся! А если страх, который передала тебе Роза, подступит к тебе очень близко, говори волшебные слова: «Все будет хорошо!»

- Все будет хорошо, все будет хорошо, - шептал про себя Росточек, - надо обязательно запомнить.

Он хотел еще что-то спросить у Лилии, но она уже задремала, утомленная разговором, и улыбалась во сне, покачиваясь от теплого почти летнего ветерка.

* * * * *

Следующая страница
Рекомендуем также: