Все для детей

Валерий Сойфер. Арифметика наследственности

Глава 6. Неразлучные гены

<< НазадДальше >>

Подхвативший эстафету

Пусть будущие славят поколенья
Нас за труды...
В. Шекспир

В 1866 году, 25 сентября, в Соединенных Штатах Америки, в штате Кентукки, родился мальчик, которого назвали Томасом. Примерно за год до его рождения Мендель заложил основы науки, которая впоследствии дала Томасу Генту Моргану счастье поисков и открытий и которой он, со своей стороны, дал новые законы и невиданную славу. Молодой генетик и молодая генетика развивались вместе почти сорок лет, вместе достигли зрелости и получили признание.

Пока неведомые миру законы Менделя пылились на полках библиотек, Морган не терял времени даром. В двадцать лет, когда его сверстники только еще заканчивали школу, он закончил университет. В двадцать четыре года удостоился ученой степени доктора философии знаменитого университета Джона Гопкинса, а в двадцать пять стал экстраординарным профессором.

Это были годы невиданного расцвета биологических наук — девяностые годы прошлого века. Биология накапливала силы, чтобы сделать громадный прыжок вперед. Каждый год приносил новые крупные открытия, и в биологию потянулись самые талантливые. Впоследствии Морган вспоминал, что открытие Оскаром Гертвигом и Теодором Бовери роли ядра в развитии клетки и всего организма имело на него исключительное влияние.

С 1890 года Томас Морган занимается экспериментальной эмбриологией; сначала он работает в Италии, а потом в лаборатории цитологии Вильсона в Колумбийском университете. Интересы шефа оказывают сильное влияние на Моргана, и он все больше внимания уделяет цитологии, клетке.

Наступивший XX век ошеломляет известием о законах Менделя. Правда, сначала ученые больше заняты разговорами, чем конкретными исследованиями. Вильсон и его ученики первыми приступают к разработке учения Менделя. В 1902 году студент Сэттон, работавший в лаборатории Вильсона, высказывает соображение о том, что поведение хромосом при оплодотворении может объяснить менделевское расщепление признаков. Цитология протягивает руку генетике. Эта пока еще робкая взаимопомощь двух наук постепенно превращается в тесную дружбу.

В 1908 году Морган изучает возникновение половых различий у одного из представителей тлей — филлоксеры, объекта крайне трудного для изучения. Эта работа привлекает к Моргану всеобщее внимание. Успех всегда окрыляет. Неудивительно, что мысли Моргана все чаще и чаще обращаются к проблеме, которая в те годы не только не получила развития, но постановка которой казалась многим ошибочной. Морган хочет испробовать свои силы в решении загадки наследственности — установить связь между наследственностью и хромосомами.

Первое, на что он обращает внимание,— объект исследования. Помните: для своих опытов Мендель искал растение с хорошо отличающимися наследственными признаками и к тому же неспособное принять чужую пыльцу. Для Моргана объект исследования был также не безразличен. Ему нужно было иметь максимально большое число особей с минимально коротким периодом развития, а содержание и разведение их должно было быть недорогим (бюджет лаборатории Моргана был весьма скромным).

После того как забраковали традиционных крыс и мышей, выбор Моргана пал на маленькую плодовую мушку — дрозофилу.

<< НазадДальше >>

В. Сойфер. Арифметика наследственности