Все для детей

Валерий Сойфер. Арифметика наследственности

Глава I. «Чертово евангелие»

Дальше >>

«Бомба» Дарвина

...Дарвин, которого я как раз теперь читаю, превосходен. Телеология в одном из своих аспектов не была еще разрушена, а теперь это сделано. Кроме того, до сих пор никогда еще не было столь грандиозной попытки доказать историческое развитие в природе, да к тому же с таким успехом.
Ф. Энгельс — из письма К. Марксу, 11 декабря 1859 г.

Более ста лет назад, 8 июля 1858 года, в лондонском Линнеевском обществе была зачитана небольшая, всего в две странички, заметка — «О склонности видов к образованию разновидностей и о сохранении разновидностей и видов посредством естественного отбора». Автором заметки был Чарлз Роберт Дарвин. Болезнь помешала ему присутствовать на заседании. И он доверил сэру Лайелю и сэру Джозефу Гукеру, известным английским естествоиспытателям, быть его адвокатами в этом своеобразном суде. И вот с трибуны Линнеевского общества два уважаемых ученых выступили, один с жаром, другой более сдержанно, защитниками теории происхождения видов путем естественного отбора, выдвинутой Чарлзом Дарвином.

По традиции ученого общества, после них должны были высказаться другие ораторы — в поддержку или с критикой новой теории.

Но... обсуждения не последовало. Члены общества не осмелились на критику — авторитет Лайеля и Гукера был слишком велик. Однако и голосов одобрения тоже не послышалось. Заседание кончилось в гробовой тишине. Зато в кулуарах новость оживленно обсуждалась, участники заседания долго не расходились. Разбившись на группки, они втихомолку снова и снова перебирали казавшиеся странными доводы Дарвина в пользу естественного, а не божественного происхождения жизни.

В наши дни трудно представить атмосферу научной мысли тех лет. Но известно, что у всех людей того времени, не исключая и ученых, точка зрения на происхождение живых существ была единой. Землю и небо, воздух и воду, человека и животных, деревья и травы создал бог из ничего. Раз возникнув, все живое с тех незапамятных времен оставалось в неизменном виде, в том, в каком его создал господь к шестому дню своего творения. Этому людей учили с детства и школа и церковь. Они столько раз слышали о божественном происхождении жизни, что мало у кого возникало сомнение в справедливости церковного догмата.

Две странички дарвиновского труда были той бомбой, которая взорвала систему ветхозаветных взглядов. Без учета каких-либо потусторонних сил Дарвин доказывал изменчивость и преемственность видов. За сухим названием его работы скрывалась животрепещущая проблема, которая не могла не привлечь всеобщего внимания и в самой Англии и за границей.

Дальше >>

В. Сойфер. Арифметика наследственности