Все для детей

Серый сорокопут

Lanius excubitor

(Отряд Воробьинообразные, Семейство Сорокопутовые, род Сорокопуты)

Серый сорокопут

В названии этой птицы нет ничего странного. Старинное толкование по созвучию с «сорока пудами» лишено смысла, так же как и другое объяснение, что своим бормотанием сорокопут, словно сорока, плетет другим птицам путы. А вот внешнее сходство с сорокой настолько очевидно, что излишне искать иное происхождение этого слова. И действительно, неопытный человек легко может спутать сорокопута с белобокой.

Серый сорокопут — один из самых крупных сорокопутов нашей фауны. Его огромный ареал охватывает Северную Африку, включая Сахару, всю Европу и большую часть нашей страны. В Южной Азии этот вид распространен до восточных пределов Индии и Гималаев. Через Чукотку он проникает в северные лесные районы Канады и США.

Как и большинство видов этого семейства, серый сорокопут — обитатель открытых просторов. Основная часть его подвидов группируется вокруг средиземноморской зоны, включая Африку и весь великий пояс степей и пустынь Южной Азии. Это говорит в пользу степного или, точнее, пустынно-саванного происхождения вида. Однако необычная универсальность облика этой птицы позволяет ей осваивать одновременно с этим пустыни, горные ландшафты, тайгу и даже тундру.

На большей части своего ареала серый сорокопут — оседлая или кочующая птица. Причем северные популяции обычно на зиму отлетают в более южные районы, на места тех популяций, которые откочевывают южнее. Однако трудно найти районы (может быть, лишь за исключением самых северных), где эта крупная и сильная, необычайно закаленная птица не встречалась бы на зимовках.

В пределах своего ареала серый сорокопут образует большое количество подвидов. Каждый из них имеет весьма резкие биологические особенности. И это понятно, ведь условия обитания в туркменских, аравийских пустынях и Сахаре отличаются от условий в чукотских тундрах, как небо и земля. И все же главной отличительной чертой этого вида считают крупные размеры, характерную пеструю серо-черную окраску птицы, удачно гармонирующую с любым ландшафтом, и главное — максимальное развитие хищнических черт в облике этой птицы. Только благодаря исключительному разнообразию кормов — от жуков, саранчи до крупных — ящериц, певчих птиц и млекопитающих (мышей, полевок и даже кротов), эта птица освоила столь колоссальную как по пространственной протяженности, так и по ландшафтному разнообразию территорию.

Как в пустынях, так и на севере ареала — в лесотундре главное условие гнездования серого сорокопута — наличие кустарников и хотя бы одиночных деревьев. Сплошных лесных массивов сорокопут избегает, но может гнездиться по большим гарям, вырубкам, зарастающим болотам и лугам среди лесов. В пустынях Средней Азии встречается в грядовых закрепленных песках с зарослями кустарников, в бугристых полузакрепленных песках с саксаулом, кандымом и др. В глинистой пустыне охотно гнездится в куртинах гребенщика и дерезы. Здесь часто тяготеет к временным водоемам. В таежных районах находили гнезда серого сорокопута на кустарниках и деревьях лиственных и хвойных пород - на елях и соснах.

Интересно, что максимум численности вида приходится на степные районы с древесной растительностью (заросли боярышников, рощи белой акации, гледичии). Обычен сорокопут и в пустыне. Наиболее редок в таежной зоне, где встречается лишь изредка и далеко не каждый год. Высоко в горы эта птица не поднимается, но в предгорных районах (на Кавказе, Алтае и др.) с обилием открытых степных и луговых кустарниковых пространств может гнездиться с повышенной плотностью. На Алтае в горы поднимается до 1700—2500 м над уровнем моря, где гнездится по лиственничным колкам. Здесь сорокопут встречается рассеянно и гнездится с большими разрывами. Ближайшие гнездовые пары редко встречаются ближе чем за 1—4 км. Очень редко удается увидеть этих птиц, гнездящихся рядом.

На местах гнездовий серые сорокопуты появляются в Европе в конце марта — апреле, иногда в мае, в Сибири — в апреле—мае и даже июне. Прилетают они обычно поодиночке, реже парами. Самец в это время, выбрав гнездовой участок, активно охраняет его не только от особей своего вида, но и от многих других (в том числе хищных) птиц — ворон, сорок, соек и даже мелких млекопитающих, способных представлять угрозу кладке или птенцам. Отважность этой птицы исключительная. Любит самец сидеть на вершинках кустарников и даже деревьев, охраняя участок, самку и гнездо или высматривая добычу.

В первые дни прилета самцы часто токуют, либо перескакивая по веткам вокруг самки, либо взлетая в воздух с высокой присады. Около самки токуют они с негромкими жужжащими звуками или щебетом. Самки отвечают им похожими звуками. Как и все сорокопуты, самцы серого сорокопута довольно много поют.

Песня у них удивительная для человеческого слуха. Подобно песне врановых (ворона, вороны, сороки, сойки и др.), а также некоторых скворцов, она состоит из негромких скрипучих, жужжащих, трелевых и свистовых звуков, чередующихся с многочисленными имитонами, которые серый сорокопут заимствует из репертуаров других птиц. Причем чем старше и опытнее самец, тем богаче и артистичнее его песня.

У других сорокопутов, способность перенимать чужие голоса часто доходит до совершенства, и их приятно слушать, как певцов с хорошим вкусом. Этот же словно специально собирает что похуже: не песни, а последние вскрики своих жертв - мелких птиц. А может и кошачий вопль перенять где-нибудь в лесной деревне, где охотился на воробьев.

Гнездо строит преимущественно или исключительно самка. Оно довольно большое. Крепится у ствола или на толстой ветви куста или дерева, как правило, на небольшой высоте (от 1 до 2,5 м). Бывают гнезда, надежно укрытые на боковых или даже концевых участках ветвей кроны. Гнездо двуслойное. Наружный слой самка сплетает из веточек деревьев и кустарников, сухих травинок, часто вплетая в его стенки зеленые кусочки ветвей. Внутренний слой выкладывает из более мягкого материала. На севере, а иногда и на юге, стенки гнезда бывают гораздо толще - это защита от холода или, соответственно, солнца. Лоток гнезда серые сорокопуты выстилают мягкими травинками и шерстью, иногда с большой примесью перьев.

Гнездование — в апреле, мае, июне, в зависимости от района обитания. Полная кладка состоит из 4—6 беловато-зеленых с буроватыми пятнами яиц. Насиживает преимущественно самка, самец подкармливает и лишь иногда подменяет ее на кладке. Насиживание продолжается около 15 дней. Все это время самец держится поблизости от гнезда. Птенцов выкармливают оба родителя в течение 18—20 дней. Примерно в то же время птенцы приобретают способность к полету, хотя часто покидают гнездо несколько раньше, чем могут летать. Родители до самого отлета не покидают молодых и довольно долго подкармливают их. Выкармливают птенцов они исключительно насекомыми, в основном, жуками и прямокрылыми, реже гусеницами, бабочками и личинками насекомых.

Серые сорокопуты выхаживают птенцов
Фото: Николай Шпиленок

Сами сорокопуты питаются как крупными насекомыми, так и самыми разнообразными позвоночными. Первоначально основной корм даже этого крупного и смелого среди сорокопутов вида составляли насекомые - крупные жуки, саранча и кобылки. Но в изменившихся условиях (нехватка насекомых, особенно в северных районах) серые сорокопуты начали использовать в пищу мелких позвоночных. Часто и охотно ловит сорокопут мелких амфибий и ящериц, мелких птиц и грызунов. Из птиц в добыче сорокопута чаще встречаются воробьи, синицы, славки, из млекопитающих — полевки, землеройки, мыши, иногда кроты.

Видовое название переводится с латыни как палач-караульщик. И это неспроста. Караульщик - потому, что добычу высматривает, не прячась, с видного места, откуда и бросается на неосмотрительную жертву. А нападение сверху всегда удачнее, чем погоня. Хотя за птицей сорокопут может гнаться более километра и схватить ее на лету, как хватает жука. Охотясь на мышей и лягушек в густой траве, может повисать на месте, как пустельга. Укрывшуюся под густыми ветками жертву выпугивает, как перепелятник, словно бы приплясывая над ней и всплескивая крыльями. Это когда самому в колючки лезть не хочется. А палач - наверное, за то, что нередко убивает сверх всякой меры и надобности. В этом отношении его просто не с кем сравнить. Ястреб-тетеревятник, забравшись в голодном отчаянии в утиный садок, хватает кого попало, но, наевшись, уже не обращает внимания на остальных: живите! Сорокопут же, очутившись в неволе и посаженный в мешок, где уже были щеглы, зеленушки и овсянки, за несколько минут оторвал головы всем таким же узникам, как сам. Может, про запас? Ничуть.

Большую часть добычи сорокопуты поедают сразу же после того как жертва поймана. Запасание пищи впрок бывает только при обилии или избытке кормов. В тех местах, где он живет хотя бы временно, видят иногда не его самого, а словно бы про запас оставленную добычу: лягушонка, большого жука, ящерицу, насаженных на острые колючки белой акации, боярышника, шиповника. Охотник цепляет жертву на шип не абы как, а непременно головой вверх: мышь, например, часто вешает за ухо. Накалывает ради удобства разделки добычи, а где нет колючих деревьев и кустарников, управляется с ней по-ястребиному — на земле или толстой ветке. Запас хозяева всегда прячут от чужого глаза, а то, что остается на виду, — это недоеденное и лишнее. Когда с добычей туговато, сорокопут съедает сколько может, оставляя от полевки одну-две задних лапки да коротенький хвостик. Если же мыши или ящерицы снуют повсюду, охотник ловит уже не лишь бы насытиться, а чтобы полакомиться изысканными кусочками, выклевывая у жертвы мозг и оставляя остальное мухам.

Серый сорокопут с добычей - ящерицей

По-видимому, как и у других сорокопутов, реакция накалывания добычи для серого сорокопута не является жестко врожденной, а «отрабатывается» каждой птицей в зависимости от конкретного района обитания. Известный австрийский ученый-этолог Конрад Лоренц, исследовавший эту реакцию у молодых птиц, отметил, что молодые сорокопуты автоматически способны лишь подносить и прижимать добычу к выступающим участкам ветвей. Вся процедура отработки защемления добычи в развилке или точного насаживания на шип становится результатом довольно большого отрезка жизни — либо развивается на базе импринтинга (запечатления), либо осваивается на основе научения.

Отлет или откочевка сорокопутов на места зимовок начинается в Сибири в августе — сентябре, в средней полосе в сентябре — октябре. Во многих районах, даже в Сибири, отдельные птицы задерживаются до октября — ноября. На зимовках серые сорокопуты могут собираться в довольно больших количествах и охотиться близко друг от друга.

Вот такая это бойкая птица. Сорокопут смел не только с теми, кто слабее и меньше его. Он только тетеревятника остерегается. Да и на того покрикивает из-за куста. А уж с остальными...

Весной 1984 года пара сорокопутов поселилась на старой, но еще не заросшей сече в Хреневском бору на юге Черноземья, где много лет полновластными хозяевами жили орлы-могильники и вороны. Сорокопут выбрал место не по неведению; он появился на вырубке, когда ворон уже кормил своих птенцов, а орлица грела первое яйцо. Ни орлов, ни воронов он не счел даже ровней и первым делом занялся тем, чтобы дать им острастку, дабы держались от его гнезда стороной. И добился этого. А ворона, летавшая из соседнего квартала к реке, старалась не каркать в воздушном пространстве его участка.

Но сорокопуту этого показалось мало. Пока у него в гнезде не появились птенцы, он ежедневно в буквальном смысле терроризировал орлицу-наседку и на гнезде, и в стороне от него, Он по два-три раза на день прилетал на орлиное дерево, усаживался на макушку сосны над гнездом, выкрикивал свой боевой клич, воинственно размахивал хвостом и, доведя себя до отчаянности, камнем падал на спину орлицы, ударяя клювом в перья сложенных крыльев. А та, привыкнув к дерзким выходкам, даже не оборачивалась: прямо Слон и Моська птичьего мира. Зато вне гнезда царица побаивалась серого наглеца, который даже в присутствии орла беспрестанными наскоками не давал огромной птице вернуться на помост после утреннего туалета или кормежки и на лету целил клюнуть именно в голову.

Таков он, серый, или большой, сорокопут, и на Мещере, и в саксаульниках азиатских пустынь, и в таежных лесах Канады, Карелии, Сибири. Пока семья и дети — две птицы рядом; кончились заботы — каждый становится одиночкой, словно нигде у него никакой родни и не было.

Голос серого сорокопута:

Литература:
1. Г. Н. Симкин. "Певчие птицы " (М., "Лесная промышленность ", 1990)
2. 2. Л. Л. Семаго. "Птицы" (М., "Мысль", 1994)

Ваши комментарии:

Ваше имя (ник):
Комментарий:
Введите результат вычисления
     

Перед отправкой Вашего сообщения ознакомьтесь,
пожалуйста, с Правилами комментирования материалов на нашем сайте.

Рекомендуем также: