Все для детей

РАССЕЛЕНИЕ НОВОЙ ЖИЗНИ

Ветер, ветер! Ты могуч.
Ты гоняешь стаи туч.
Ты волнуешь сине поре.
Всюду веешь на просторе.

А. Пушкин

 

Ты рассеиваешь цветочную пыльцу по деревьям и травам, ты разбрасываешь по свету их семена.

В самом деле, что было бы, если бы не было ветра? Что произошло бы, если бы все семена, созревшие на растении, падали бы тут же, около матери? Нетрудно себе представить. Они задушили бы друг друга при прорастании. Всем им не хватило бы места. Поэтому зрелые семена как можно дальше разлетаются от материнского растения и друг от друга.

Вот тут-то ветер и приходит на помощь. Он всегда и всюду готов к услугам. Направление и скорость ветра постоянно меняются. Он дует то направо, то налево, иногда взмывает вверх или стелется по самой земле. Массы воздуха никогда не остаются неподвижными. Даже если нам кажется, что день совершенно безветренный, нас в это время в самых разных направлениях обвевают воздушные потоки, то посильнее, то послабее.

Семена и плоды многих растений имеют множество приспособлений, для того чтобы «на крыльях ветра» улететь подальше.

Самое простое из приспособлений — легкость семени. У орхидей, вереска, горечавки семечки настолько малы и предельно легки, что свободно держатся в воздухе и переносятся на большие расстояния даже слабым, еле ощутимым ветерком. Интересно устроена коробочка плода некоторых орхидей: внутри ее находятся тончайшие волоски. До поры они скромно прижаты к стенке плода. Но однажды в сухую погоду коробочка раскрывается, подсохшие волоски распрямляются и подбрасывают в воздух невесомые пылевидные семена. На поверхности некоторых таких семян имеются даже микроскопические пузыри, помогающие им подняться повыше.

Однако не у всех растений мелкие и легкие семена. Ведь в семени заключен зародыш — будущее новое растение. Чем семя крупнее, тем больше питательных веществ содержится в нем для растущего зародыша и маленького проростка, тем быстрее вырастет молодая особь. Вот и смастерила природа для семян всякие летательные аппараты. Да такие остроумные, что и человек не мог придумать ничего лучшего, а только скопировал их у природы. Кто первый изготовил парашют? Кто изобрел винт пропеллера? Кто сконструировал планер и вертолет? Природа, природа и еще раз природа!

Кто не верит, пусть проверит. Ходить далеко не надо. Достаточно всмотреться в пушистый шарик одуванчика. Это действительно геометрически правильный шарик, состоящий из множества мелких продолговатых плодиков — семянок, каждый из которых увенчан волосистым хохолком на длинной ножке. Кстати, как выглядят эти шарики во время дождя или поздно вечером? Не заметили? Да их нет совсем! В ненастную погоду семянки с парашютиками надежно упакованы в обертку корзинки и лежат там тихонько до нового солнышка. Корзинки одуванчика раскрываются только в сухую погоду. Волоски в прогретом воздухе расправляются, прежнее жилище для семянок с хохолками становится тесным, и они снова образуют прозрачный шарик, готовый распасться при малейшем дуновении.

Плодоношение и семена одуванчика

Вот парашютик с плодиком оторвался от шара, поднялся над лугом и остановился, чуть покачиваясь, как бы в ожидании попутного ветра.

А ветерок налетел, сплющил волоски, превратив парашютик в парус, и унес плодик вдаль. Но сколько же можно лететь? И куда? Родной луг остался позади. Хохолок парашютика очень хорошо впитывает влагу. И каким бы ни был сухим. воздух, самая малость водяных капелек в нем есть всегда. По пути эти невидимые капельки оседают на волосках хохолка, волоски слипаются и... парашютик перестает быть парашютиком. Плодик плавно пикирует вниз.

Примерно так же устроены летательные приспособления у многих других трав — у бодяка, осота, кипрея.

В местах, где растут тополя, каждое лето в ветреные дни бушуют метели: легкие белые хлопья летают в воздухе, садятся на плечи прохожих, плавно падают на землю. Неподалеку от крон деревьев сплошным покровом лежит огромное количество мягкого пуха, похожего на рыхлые комочки ваты. Это сбившиеся в кучки семена тополей, опутанные тонкими волосками. Порывы ветра перегоняют семена по поверхности почвы, поднимают их в воздух и уносят от родительского крова.

Если вы наблюдательны,то заметили, что плоды или семена древесных пород чаще всего снабжены не парашютиками, а крыльями самой различной формы и размеров. Почему? Потому что, будь у них волоски, они бы запутывались в густых кронах деревьев. А любое крыло как летательное приспособление будет наиболее эффективным именно тогда, когда семя падает с большой высоты. Для перемещения семян в воздухе имеют значение и величина крыла, и его массивность, конструкция, очертание. От того, каким крылом одарила природа семена какого-нибудь дерева, будет зависеть вся их судьба. У одних семян полет парящий, у других — скользящий, у третьих — винтовой. Продолжительность и дальность полета плода или семени определяются исключительно строением его летательного аппарата — это или самолет, или вертолет. Например, крылатки клена, падая даже с небольшой высоты, всегда очень быстро вращаются. Получается воздушный винт, уносящий плод с попутным ветром. Вращательное движение плода увеличивает продолжительность полета и его дальность.

Крылатки клёна

Иногда зимой на блестящем чистом снегу вокруг деревьев можно заметить множество черных точек. Это плоды и семена, приготовившиеся к дальнему путешествию. Может быть, плодики ольхи, может быть, семена сосны или ели. У каждого семечка свой парус — маленькое крылышко. Подует позёмка — и семена, перегоняя друг друга, покатятся по гладкому насту. Одно семечко проскользит десять метров, другое — сто, некоторые могут укатить на десять километров или еще дальше.

По гладкой поверхности песка в пустынях Средней Азии подобно игрушечным аэростатам скользят какие-то мелкие пузыри. Это надутые воздухом мешочки, в каждом из которых заключено семечко осоки вздутой. Далеко может укатиться такой пузырь! Пустыня гладкая, как стол. Правда, гребни сыпучего песка, перекатываемые ветром, так и норовят засыпать пузырек. Но чем сильнее дует ветер, тем быстрее летит по песку аэростатик, опережая тяжелые песчаные волны.

А вот катится по песку какой-то крупный лохматый шарообразный предмет, вроде мотка колючей проволоки. Это может быть и высохшее соцветие катрана, и стебель клоповника или солянки. Такие полупустынные и пустынные растения во время плодоношения высыхают, отрываются от почвы и перекатываются ветром по земной поверхности, постепенно рассеивая семена. Их зовут перекати-поле.

Расселению семян королевы наших прудов — белой кувшинки — помогают вместе ветер и вода. Каждое семечко этого растения окружено мешочком, заполненным воздухом. Подгоняемое ветром, плывет семя в мешочке, как в резиновой надувной лодке. Но лодка-то с браком: в ней где-то есть невидимая дырочка, постепенно выпускающая весь воздух. Отяжелевшее семя падает на дно.

Тяжелые семена растущей в том же пруду желтой кубышки погружены в обильную слизь, содержащую микроскопические пузырьки воздуха. Комочек слизи с семенами довольно долго плавает в воде, постепенно размокая. После этого семена погружаются в илистый грунт.

Семена и в особенности плоды разных растений чрезвычайно различаются по форме, размерам и масштабности путешествий. Если плодик земляники («семечко», воткнутое в сладкую мякоть ягоды) не больше песчинки, то полуметровый орех сейшельской пальмы, растущей на некоторых островах Индийского океана, с трудом поднимет даже сильный человек. Если семена кувшинки и кубышки плавают лишь по глади пруда или мелкого озера, то бассейном для кокосового ореха служит океан.

Плод кокосовой пальмы в разрезеКокосовая пальма — одно из самых популярных деревьев тропиков. Стройная и изящная, легкая и гордая, она, чуть наклонив в сторону океана прямой ствол, выбрасывает высоко в небо фонтан огромных перистых листьев. Цветет кокосовая пальма круглый год. И в течение всего года на ней постепенно вызревают массивные, округлые или овальные гладкие плоды. Их зовут «кокосовые орехи» (хотя с ботанической точки зрения они должны были бы именоваться костянками). Кокосовый орех до созревания висит на дереве целый год. Несмотря на большую величину и кажущуюся массивность, плод кокосовой пальмы не утонет — он легкий, как пробка. Посудите сами: в центре плода — жидкость. Ее окружает жирная рыхлая масса. Жир, вы знаете, легче воды. Потом идет деревянистая скорлупа, тоже легкая. За ней — волокнистый футляр, заполненный воздухом. Этот уж и вовсе вроде спасательного пояса. Футляр же защищен плотной зеленой кожурой. А все вместе взятые оболочки настолько крепкие, плотные и прочные, что, сколько бы ни скитался орех по морю, сколько бы ни разъедала его соленая волна, сколько бы ни швыряла его о прибрежные камни, орех не размокнет, не сгниет, не расколется. Даже проплавав много месяцев, плод кокосовой пальмы способен прорасти на песчаной почве побережья. А пресная жидкость, заключенная внутри плода, нужна на первое время молодому ростку.

В Крыму и на Кавказе встречается крупная жестко опушенная трава с большими сердцевидными листьями. За плоды, похожие на небольшие огурчики, это растение зовут «бешеный огурец». Не зря оно носит такое звучное имя. У кого слабые нервы, лучше к этому зеленому созданию не подходить. Можно испугаться. Даже легкое прикосновение к созревшему плоду вызывает потрясающий эффект! В одно мгновение огурец отрывается от плодоножки, а из образовавшегося в основании плода отверстия выбрасывается сильная струя слизи, увлекающей за собой семена. Огурец может «плюнуть» в лицо или на одежду. Семена при таком артиллерийском залпе выбрасываются материнским растением довольно далеко, иногда на расстояние до шести метров.

Бешеный огурецНе менее выразительна недотрога, повсеместно произрастающая близ людских жилищ или по лесным оврагам, в сырых, тенистых местах. Когда на сочных нежных стеблях недотроги висят желтенькие трубчатые цветки, можно пройти рядом, не обратив на нее внимания. Но уж когда вместо цветков появляются длинные зеленые стручковидные плоды, мимо не пройдешь, не заметив их. Легчайшее прикосновение к этим маленьким пистолетам вызывает настоящий выстрел! Дело в том, что все пять створок плода, как пружины, тонкими нитями притянуты к центральному столбику. При малейшем сотрясении нежные нити разрываются и створки с силой закручиваются внутрь. Если заросли этого растения тронул ветер или потревожил проходящий мимо человек (а может, кошка), стручочки мгновенно взрываются, далеко вокруг разбрасывая семена.

Примерно в том же духе происходит вскрывание удлиненных, как пенал, плодов лугового цветка герани. В центре такого плода стоит пятигранная колонка, вдоль которой натянуты пять створок. Когда семена созревают, створки высыхают, но неравномерно. Однажды в жаркий день нижний край створки, не выдержав напряжения, отрывается и быстро скручивается спиралью. При этом семя, описав крутую дугу, отбрасывается далеко в сторону.

«Артиллеристы» не редки среди наших растений. Во время созревания стручков, бобов, коробочек в их стенках, окружающих семена, возникает большое напряжение. Разорвавшиеся с легким треском створки действуют, как пружины, разбрасывая далеко вокруг семена. Подобным образом устроены бобы желтой акации и дрока, коробочки фиалки и кислицы и плоды многих других растений.

Спелая коробочка мака похожа на перечницу: такая же кругленькая, пузатенькая и с дырочками наверху. Стебель мака раскачивается на ветру и сеет из коробочки во все стороны маковые семена.

Очень похоже устроены коробочки тюльпана, колокольчика и гвоздики. Все они предпочитают действовать самостоятельно, не полагаясь на милость внешних сил.

Зёрна овсюга«Самостоятельность» действия иных плодов вызывает изумление. Например, маленькое и невзрачное зерно овсюга способно самостоятельно передвигаться. На одном его конце торчит длиннющая, коленчато согнутая колючая ость. Нижнее колено этой ости обладает способностью при увлажнении воздуха скручиваться. При скручивании ость отклоняется в сторону и упирается острым концом в землю. При высыхании же ость раскручивается, приподнимает зерно и толкает его вперед. Поскольку влажность воздуха в течение суток изменяется, постольку ость постепенно то скручивается, то раскручивается. Так, переваливаясь с боку на бок, подпрыгивая, медленно, но упрямо шествует удивительное зерно по лугу или по полю, пока не упрется в какую-нибудь преграду.

Бескрайняя ковыльная степь. Под степным ветром волнами колышутся шелковые пряди ковыля, теряя одну за другой спелые зерновки. Снабженные длинной перистой остью, которая служит для них планером, зерновки подхватываются воздушными струями и разносятся по всей округе. Мирная, идиллическая картина...

Однако скотоводы стараются во время плодоношения этого злака и близко не подпускать к нему стада: пробравшись сквозь шерсть, например, овцы, плодики могут пробуравить кожу и проникнуть в ее тело, что вызовет болезнь или даже смерть животного.

Конструкция зерна ковыля поразительно совершенна. Нижний конец плодика превращен в шило. Когда плодик пикирует вниз, его завитая в штопор и согнутая почти под прямым углом перистая ость не дает ему упасть на бок. Зерно с разлету вонзается острым концом в почву. Ость закручена винтом только в сухую погоду. После росы или дождя, намокнув и разбухнув, она начинает раскручиваться. При этом верхний конец ости, согнутый под прямым углом, цепляется за траву и остается неподвижным. Значит, крутиться приходится зерну. Оно и крутится, постепенно ввинчиваясь в почву. Но вот погода изменилась. Солнце высушило влагу. Подсохшая ость скручивается снова. Она могла бы выдернуть зерно обратно, но это ей не удается: лея поверхность плодика покрыта мельчайшими волосками, направленными косо вверх. Эти волоски прочно удерживают зерно в почве.

Кто не может взять уменьем, тот берет числом. Сколько, вы думаете, семян вызревает за лето на одной особи? Сто? Пятьсот? Тысяча? У кого как. Например, на одном экземпляре сорной травы лебеды образуется сто тысяч семян. Но это еще не рекорд. Подсчитано, что щирица, похожая на лебеду мусорная трава, дает пятьсот тысяч семян, а родственник горчицы огородный сорняк гулявник — семьсот тридцать тысяч. Конечно, почти все эти семена, не попав в подходящие условия, погибают (в противном случае любое из этих растений никому другому не оставило бы места на Земле). Но одно-два семечка прорастают близ материнского растения, а три-четыре будут случайно унесены прохожим куда-нибудь в другое место и там обронены.

Человек, сам того не замечая, распространяет во вред себе сорные растения по всему свету. То высевает семена сорняков вместе с семенами культурных растений, то переносит сорные семена из района в район на обуви или одежде.

У некоторых сорняков имеются дополнительные приспособления для распространения. Например, семена невзрачного злака костра ржаного, который является сорняком во ржи, имеют глубокую бороздку, идущую вдоль семени. Эти семена очень трудно полностью отделить от семян ржи — непременно какой-то процент их будет высеян в поле вместе с рожью. А в бороздке семени, ширина которой и всего-то два миллиметра, притаились крохотные семена других полевых сорняков — щавелька, торицы, ромашки, которые по форме и величине точно соответствуют размерам бороздки, будто специально подогнаны под этот размер.

Таким образом, при посеве ржи, засоренной костром, в поле заносится до полутора миллионов семян различных полевых сорняков на один гектар посева. Получается, что эти сорняки тоже посеяли, хотя и невольно, создав для них такие же хорошие условия, как и для ржи.

Сорнякам доступны все виды транспорта. Они катаются в машинах, переплывают океаны и моря на кораблях, перелетают из страны в страну на самолетах. Иногда зеленые пришельцы настолько широко расселяются по чужой для них территории, что становятся как бы местными растениями. Разве можно подумать, что ромашка пахучая, повсеместно растущая у нас вдоль дорог, в посевах и на мусорных местах, иностранец? А между тем это так. Каких-нибудь сто пятьдесят лет назад в Европе ее не было совершенно. И не было бы до сих пор, если бы кто-то когда-то не привез ее случайно на пароходе из Северной Америки. Может, везли плохо провеянные семена льна, а может — пшеницы. Сейчас установить это невозможно. Так или иначе, в настоящее время ромашка пахучая распространилась не только по всей Европе, но заняла Сибирь и даже проникла на Дальний Восток.

А вот какой анекдотический случай произошел с мелколепестником канадским. У этого растения, похожего на дикорастущую мелкую астру, плодики снабжены пушистыми летучками. До 1655 года оно росло только в Канаде. Какой-то чудак канадец набил плодиками мелколепестника канадского чучело птицы и привез его в Париж кому-то в подарок. В Париже, куда прибыл путешественник, чучело поставили на подоконник. Кошка напала на чучело, вспорола его, и семена мелколепестника разлетелись по ветру. И что же? Сейчас его растение можно встретить в любой европейской стране.

Подобных примеров можно было бы привести множество. Так, наш обычный, хорошо знакомый нам подорожник, наши бодяк, овсюг, якорцы и некоторые другие сорняки были завезены европейцами в Америку и прекрасно там себя чувствуют.

Видите, как сорняки для своего расселения пользуются недостаточной бдительностью человека. Недаром же теперь во всех странах учреждены карантинные инспекции, сотрудники которых тщательно следят за тем, чтобы из страны в страну не перевозились ни больные растения, ни семена сорняков.

Плоды репейникаНо медведю граница не указ. И белке граница не помеха. И лисица границы не боится. Осенью в нечесаной шерсти лохматых перебежчиков полным-полно не только блох, но также плодов и семян со всевозможными зацепками, прицепками, крючками, шипами, щетинками, благодаря которым плоды крепко уцепились за мех животных. Вспомните прилипчивые плодовые корзинки лопуха. Те самые, которыми вы любите кидаться. Уж если попадет такая корзинка в волосы, отцепить ее бывает весьма трудно. Хоть бери ножницы и выстригай ее вместе с волосами.

У наших растений колючки и крючки на плодах сравнительно небольшие. А, к примеру, в Южной Африке на плодах растения под названием харпагофитон вырастают шипы величиной с вороньи когти. Если животное нечаянно наступит на такой плод (а это случается нередко), то острые шипы мертвой хваткой обхватывают копыто, вонзаясь в мясо. Несчастная овца или коза, теряя рассудок от боли, опрометью мчится, сама не зная куда. Хорошо, если при бешеной гонке удается раздавить коробочку плода через час или два. Иногда же проходит несколько суток, прежде чем коробочка растрескается и заключенные в ней семена высыплются на землю.

В кустарниках, на лугу в густой траве, по опушкам лесов то тут, то там в течение всего лета огоньками слетятся красные ягоды земляники. В начале осени среди желто-зеленых ажурных листьев полыхают оранжевые гроздья рябины, под тяжестью которых сгибаются ветки. Горят ярким пламенем ягоды бузины и калины, боярышника и шиповника. Малиновым цветом приманивают к себе колючие малинники. Выставились напоказ крупные синие ягоды голубики. За вкусными, питательными, сочными дарами земли охотятся и пернатые, и четвероногие, и даже безногие обитатели леса и луга. Деревья, кустарники и травы щедро отдают им свой урожай. Семена внутри любого такого сочного плода, какому бы растению он ни принадлежал, всегда покрыты прочной и крепкой броней. Зародыш внутри семени, прошедшего через пищеварительный тракт птицы или зверя, остается неповрежденным.

В нашей стране дикая магнолия произрастает только в одном из районов Курильских островов в смешанных и широколиственных лесах. К осени на этом крупном дереве развиваются десятисантиметровые плоды, напоминающие шишку с красными чешуями. В момент созревания обнажаются яркие малиновые семена, покрытые мясистым футляром, Эта часть семенной кожуры служит кормом для птиц — поползней, дятлов, кедровок, соек — и полностью переваривается в их желудках. Наоборот, черные косточки — семена магнолии — выбрасываются Вместе с экскрементами наружу. Такие семена защищены каменистой оболочкой, а потому их зародыш остается неповрежденным. По цвету они сливаются с почвой и не привлекают ничьего внимания. Плодов с незрелыми семенами птицы не трогают и семян из них не выклевывают.

Больше того, есть такие растения (например, принадлежащие к семейству аралиевых и живущие на Дальнем Востоке), у которых семена непременно должны дозреть в желудке какой-нибудь птицы, иначе они не смогут прорасти. Зародыш у таких семян совсем крошечный, недоразвитый. Для полного развития ему нужна грелка. А в желудке у птицы температура сорок градусов. Только попав в такую «печку», зародыш разовьется полностью, и из него впоследствии сможет вырасти растение. У птицы между приемом пищи и выбросом ее остатков проходит два — четыре часа. За это время птица может улететь достаточно далеко и отложить (вместе с пометом) эти семена где-нибудь в укромном местечке.

Поедая ягоды, семянки и орехи, помогают распространению семян медведь и дикий кабан, белка и заяц, бурундук и полевка. Даже хищники и те любят полакомиться ягодами. На десерт. После сытного мясного блюда. Преследуя добычу, они далеко разносят семена проглоченных ими плодов. Улитки тоже, в меру своих возможностей, вносят свою лепту в это полезное дело. Угостившись земляникой или черникой, до которых большие охотники, они в желудках растаскивают семена этих ягод на несколько десятков метров.

Белка с шишкой кедраНо не только сочные ягоды привлекают лесных жителей своими гастрономическими качествами. Сухие семена большинства хвойных деревьев в течение долгой суровой зимы кормят многих птиц и мелких зверюшек. Все семена хороши — и еловые, и сосновые, и пихтовые. Однако ни одни из них не могут сравниться по вкусу и питательности с крупными, сладкими, жирными кедровыми «орешками». Сибирский кедр (сосна сибирская) — основная лесообразующая порода темнохвойной сибирской тайги. Ядро кедровых «орешков» наполовину состоит из жирного масла. Одним только обделила природа это дерево — не дала его семенам приспособления для полета. Не может кедровый "орешек" самостоятельно улететь от материнского дерева даже на метр. Падают шишки под дерево, рассыпаются из них «орешки», коричневыми бусинками лежат под тенью кедра, дожидаясь своего часа. Как правило, недолго им приходится ждать — птицы-кедровки, белки, бурундуки, полевки и другие мелкие грызуны растаскивают в свои кладовые жирную сладкую пищу, прячут подальше да поглубже. Многие семена будут съедены. Но некоторые из них все же уцелеют. То белка забудет одну из своих кладовых, то бурундук обронит «орешек» по дороге. Некоторые из семян так и останутся лежать под кедром, а весной прорастут. Однако под густым пологом старого дерева, не получая достаточно света, молодые деревца часто засыхают. Лишь на открытых местах — на полянках, опушках, прогалинах из семян, потерянных грызунами, появляется крепкий кедровый подрост.

Но не все растения могут похвастаться вкусными семенами или плодами. У некоторых растений плоды такие мелкие и жесткие, что для привлечения птиц-распространителей им приходится как-то приспосабливаться. Например, у американского злака с ласковым названием «косматик» колоски, содержащие невзрачные зерновки, имитируют ягоды: их крупные округлые колосковые чешуи окрашены в черный цвет. Жирная мякоть этих чешуи очень нравится плодоядным птицам.

В жарких странах, кроме птиц, распространяют семена сладких плодов летучие мыши, обезьяны и слоны. Особенно пристрастны обезьяны к плодам дерева, которое называется бразильский орех или «обезьяний горшок». Орехи на этом дереве упакованы в оригинальную твердую коробочку размером с футбольный мяч. У нижнего конца коробочки есть округлая дверца, которую ловко открывают обезьяны, собирая недозревшие орехи. При созревании плода дверца сама собой открывается, и орехи высыпаются на землю.

Плоды нигерийского пуговичного дерева, похожие на огромную пуговицу, растут по всему стволу, плотно прижатые к коре. Их слизистую затхлую мякоть с удовольствием поедают слоны, разнося по джунглям в своих желудках многочисленные мелкие семена. А дерево рицинодендрон, произрастающее в Южной Родезии, вообще не может существовать без слонов, потому что его семена прорастают только после того, как побывают в желудке у слона.

Даже черепахи и змеи бывают совершенно необходимыми для расселения и прорастания некоторых семян. К примеру, на Галапагосских островах растет крупная трава — многолетний томат. Семена томата прорастают лишь в том случае, если пройдут сквозь пищеварительный тракт гигантской черепахи, которая любит лакомиться помидорами и растаскивает эти семена по всему острову.

В Африке, в восточных районах Уганды, обитает небольшая гадюка. Свернувшись в кольцо, эта змея неподвижно лежит под кустом пизонии, похожей на нашу жимолость. Лежит будто чего-то ждет. День лежит, два лежит. Вот наконец на куст вспорхнула небольшая птичка. Легко перепрыгнув с ветки на ветку, птичка вдруг отчаянно затрепыхалась, отряхиваясь. Это потревоженный куст обдал ее фонтаном мелких липких плодиков, залепивших ей и крылья, и хвост. Обессиленная, связанная «по рукам и ногам», птичка упала на траву и мгновенно стала жертвой гадюки. Змея дождалась своего часа. Для этого она и лежала здесь так долго. Плоды пизонии, попав вместе с несчастной птичкой в желудок гадюки, расползутся по всему лесу. И пизонии хорошо, и гадюке хорошо. Только птичке плохо.

В мире живет огромное количество муравьев. Многие из них питаются семенами растений, растаскивая их на большие расстояния. Мы об этом расскажем в следующей главе.

Ваши комментарии:

Ваше имя (ник):
Комментарий:
Введите результат вычисления
     

Перед отправкой Вашего сообщения ознакомьтесь,
пожалуйста, с Правилами комментирования материалов на нашем сайте.