Все для детей

Лев Николаевич Толстой
КАК МАЛЬЧИК РАССКАЗЫВАЛ О ТОМ, КАК ОН ДЕДУШКЕ НАШЁЛ ПЧЕЛИНЫХ МАТОК

Мой дедушка летом жил на пчельнике. Когда я прихаживал к нему, он давал мне мёду.

Один раз я пришел на пчельник и стал ходить промеж ульев. Я не боялся пчёл, потому что дед научил меня тихо ходить по осеку. И пчёлы привыкли ко мне и не кусали.

В одном улье я услыхал, что-то квохчет. Я пришел к деду в избушку и рассказал ему. Он пошёл со мною, сам послушал и сказал:

- Из этого улья уже вылетел один рой, первак, со старой маткой, и теперь молодые матки вывелись. Это они кричат. Они завтра с другим роем вылетать будут.

Я спросил у дедушки:

- Какие-такие бывают матки?

Он сказал:

- А матка... без нее нельзя быть пчелам.

Я спрашивал:

- А из себя они какие?

Он сказал:

- Приходи завтра. Отроится, - я тебе покажу и мёду дам.

Когда я на другой день пришёл к дедушке, у него в сенях висели две закрытые роевни с пчелами.

Дед велел мне надеть сетку и обвязал мне её платком по шее; потом взял одну закрытую роевню с пчелами и понес её на пчельник. Пчелы гудели в ней. Я боялся и спрятал руки в портки. Но мне хотелось посмотреть матку, и я пошёл за дедом.

На осеке дед подошёл к простой колоде, приладил корытце, открыл роевню и вытряхнул из неё пчел на корыто.

Пчёлы поползли по корыту в колоду и всё трубили, а дед веничком пошевеливал их.

— А вот и матка! — дед указал мне веничком, и я увидал длинную пчелу с короткими крылышками. Она подползла с другими и скрылась.

Потом дед снял с меня сетку и пошел в избушку. Там он дал большой кусок меду. Я съел его и обмазал себе щёки и руки. Когда я пришел домой, мать сказала:

- Опять тебя баловник-дед мёдом кормил?

А я сказал:

— Он за то мне дал мёду, что я ему вчера нашёл улей с молодыми матками. А нынче мы с ним рой сажали.