Все для детей

История создания «Детского альбома» П. И. Чайковского

«Детский альбом» – одно из самых популярных произведений русской фортепианной музыки для детей и образец детской музыкальной литературы, оказавшей влияние на всех композиторов, которые впоследствии обращались к этой теме в музыке. С «Детским альбомом» хорошо знакомы не только ученики фортепианных классов музыкальных школ. Многие произведения из «Детского альбома» часто можно слышать по телевидению, радио, это такие мелодии, которые, что называется, у всех на слуху.

Идея создания «сборника лёгких пьес для детей» появилась у Чайковского во время путешествия по Европе в 1877-1878 гг. В письме графине Н. фон Мекк композитор делится своими планами: «Завтра примусь я за сборник миниатюрных пиэс для детей. Я давно уже подумывал о том, что не мешало бы содействовать по мере сил к обогащению детской музыкальной литературы, которая очень небогата. Я хочу сделать целый ряд маленьких отрывков безусловной легкости и с заманчивыми для детей заглавиями, как у Шумана».

Сборник был написан в мае 1878 года. На титульном листе первого издания, выпущенного в октябре того же года, значилось: «Детский альбом. Сборник легких пьесок для детей. Подражание Шуману». Чайковский имел в виду «Альбом для юношества», написанный Робертом Шуманом в 1848 году на семилетие его дочери Марии.


Р. Шуман и его «Альбом для юношества»

Чайковский тоже очень любил детей, но ему так и не посчастливилось стать отцом. «Вообще цветы, музыка и дети, - писал он графине фон Мекк 29 апреля 1879 года, - составляют лучшее украшение жизни. Не странно ли, что такому любителю детей, как я, судьба не судила иметь своих собственных?» Но зато у него было много племянников, и он в них души не чаял. После заграничной поездки композитор отправился в гости к любимой сестре Александре Ильиничне. Она была замужем за другом Чайковского Львом Васильевичем Давыдовым. Петр Ильич любил бывать в «родовом гнезде» их большой дворянской семьи — Каменке. У Давыдовых было семеро детей, их жизнь являла собой образец семейного счастья, и композитору нравилось отдыхать здесь душой и с умилением наблюдать за этой идиллией. Он был готов часами возиться со своими племянниками и племянницами: участвовал в их играх, музыкальных и танцевальных вечерах, гулял с детьми и устраивал для них фейерверки.


Семья Давыдовых

Свой цикл детских фортепианных пьес, написанных в этом райском уголке, Чайковский посвятил одному из своих племянников — Володе Давыдову, которому на тот момент было шесть с половиной лет.

После выхода первого издания альбома Чайковский пишет Л. В. Давыдову: «Скажи Бобику [так в семье называли Володю - Прим. ред.] , что напечатаны ноты с картиночками, что ноты сочинил дядя Петя, и что на них написано: посвящается Володе Давыдову. Он, глупенький, и не поймет, что значит посвящается! А я напишу Юргенсону, чтобы послал в Каменку экземпляр. Меня только немало смущает, что Митюк, пожалуй, обидится немножко. Но, согласись сам, можно ли ему посвящать музыкальные сочинения, когда он прямо говорит, что музыку не любит? А Бобику, хоть ради его неподражаемо прелестной фигурки, когда он играет, смотрит в ноты и считает, - можно целые симфонии посвящать».


Володя Давыдов

Привязанность между дядей и племянником сохранилась до последних дней жизни Петра Ильича. Спустя много лет Чайковский посвятил Владимиру Львовичу Давыдову свою последнюю симфонию — Шестую, которую считал «наиискреннейшим» своим произведением. Он сделал племянника своим главным наследником, завещав ему основную часть авторских прав. После смерти композитора именно Владимир Львович вместе с братом композитора Модестом Ильичом основали доме композитора в Клину Дом-музей П. И. Чайковского.


П. И. Чайковский и В. Л. Давыдов

Как и Шуман, Чайковский в своем музыкальном сборнике говорит с детьми простым и ясным языком, не пытаясь нарочито «подстраиваться» под них, ведь композитор чутко понимал внутренний мир детей и тонко чувствовал детскую психологию. «Детский альбом» стал рядом выразительных музыкальных картинок из быта и жизни детей, удивительно лиричных и простых для понимания, и поэтому живых и увлекательных.

Цикл состоит из 24 пьес, которые нельзя назвать связанными единой тематикой, но можно разделить на микроциклы, объединенные общей идеей. Это хорошо видно из порядка пьес, обозначенного композитором в автографе при первом издании (при публикации порядок был несколько изменен):

Первый микроцикл - «утренний». Он включает пьесы «Утренняя молитва», «Зимнее утро», «Мама» и связан с пробуждением, утренними размышлениями, согрет маминой любовью.

Далее следует цикл домашних игр: бойких мальчишеских развлечений («Игра в лошадки», «Марш деревянных солдатиков»), и контрастная им глубоким драматизмом «кукольная трилогия»: «Болезнь куклы», «Похороны куклы», «Новая кукла».

Из детской комнаты автор раскрывает двери в мир путешествий — сначала по родной стороне («Русская песня», «Мужик на гармонике играет», «Камаринская»), а затем в далекие страны: песни европейских народов – «Старинная французская песенка», «Итальянская песенка», «Немецкая песенка», «Неаполитанская песенка» и танцы – «Вальс», «Полька», «Мазурка».

День заканчивается сказками на ночь. Жутковатые сюжеты «Няниной сказки» и «Бабы Яги» сменяет томная мечтательная «Сладкая греза», а затем «Песня жаворонка» - символ возрождения, утра, конца ночных кошмаров. Завершаясь, цикл приходит к своему началу — церковному хору. Но если «Утренняя молитва» светла и чиста, то песнопение «В церкви» полно скорби, размышлений о вечности. В автографе грусть покаянной молитвы рассеивается простенькой механической пьеской «Шарманщик поёт», но, уже начиная с первого издания пьесу «В церкви» издатели ставят в конец альбома. Такое решение созвучно и с таким пониманием музыкального цикла, которое предполагает, что он является не только погружением в мир детских переживаний и впечатлений, не только описывает день ребёнка и его душевный мир во всем многообразии, но и показывает весь жизненный путь человека, развитие его духовности: от пробуждения личности и беззаботной юности до странствий и потерь в зрелости, приводящих в итоге к нравственному обновлению, примирению с судьбой, покаянию человека, который со смирением вверяет себя в руки Бога.

Дело в том, что несмотря на прямое обращение к детям, Чайковский не мог не вложить в произведения цикла те мысли и переживания, которые владели им самим во время написания альбома, а это был весьма нелегкий период в его жизни. Чайковский уехал за границу в октябре 1877 года после неудачного брака с А. И. Милюковой, пребывая в состоянии глубокого нервного потрясения. В этот период его мысли часто обращались к религии, в которой он нашёл духовную опору. В цели композитора не входило вводить детей в мир взрослых проблем, он писал исключительно детский цикл, но воплощение идеи в итоге оказалось гораздо глубже замысла. По поводу ряда пьес цикла, таких как «Похороны куклы», «В церкви» неоднократно высказывалось мнение, что эти произведения не предназначены для прослушивания детьми. Однако такое мнение принижает богатство душевного мира ребенка, который вмещает себя в том числе и неизбежные первые потери, утраты, размышления о смысле жизни.


Первое издание "Детского альбома". Получив от издателя П. Юргенсона отпечатнные экземпляры, Чайковский писал ему: "Замечательно, что я не нашел опечаток ни в концерте, ни в романсах, ни в Детском альбоме. Нет, - шутки в сторону, - чудесные издания! Могу сделать только одно замечание. Я сожалею, что мне не пришло в голову просить тебя Детский альбом напечатать другим форматом. Ведь Володя Давыдов должен будет играть стоя, чтоб смотреть на ноты! Картиночки значительно уступают по художественному достоинству Сикстинской мадонне Рафаэля, - но ничего, сойдет, - детям будет занятно".

Технически «Альбом» создавался с учетом возможностей юных исполнителей. Практически все пьесы написаны в простой двух- или трехчастной форме. Автор исследования «Фортепианное наследие Чайковского» А. Николаев отмечает: « Эти пьески очень различны и по степени трудности, так как наряду с весьма легкими (доступными даже в пределах конца первого — начала второго года обучения), в сборнике есть пьесы, требующие от ученика довольно значительной подвинутости. Но все же в целом Чайковскому удалось найти сравнительно легкие приемы изложения. Даже самые сложные пьесы, как например, «Игра в лошадки», «Баба-Яга», «Песнь жаворонка», «Сладкая греза», дети могут играть на 3—4 году обучения».

«Интересно, - пишет далее А. Николаев, - что Чайковский, никогда не преподававший детям, мало соприкасавшийся с вопросом обучения игре на фортепиано, проявил превосходное знание фортепианного изложения, доступного детским рукам. Во всем сборнике нет, например, ни одной октавы или аккорда, расположенного шире, чем в пределах септимы. Ни в одной пьесе мы не найдем одновременного сочетания крайних регистров клавиатуры, требующих широкого расстояния между руками. Нижний регистр (контр- и субконтроктавы) вообще не используется, а звуки в самых высоких октавах встречаются только в пьеске «Песня жаворонка». Значительно проще по рисунку и сама ткань этих произведений. Обычная много элементность изложения, имитации, подголоски, характерные для Чайковского, здесь почти отсутствуют».

Вот почему «Детский альбом» Чайковского считается лучшим одним из лучших образцов детской музыкальной литературы не только по своим художественным достоинствам, но и по фортепианному изложению. И хотя изначально сборник предназначался для детей, его часто исполняют профессиональные музыканты. Существует множество переложений детского сборника Чайковского для разных инструментов и даже оркестров.

Ваши комментарии:

Ваше имя (ник):
Комментарий:
Введите результат вычисления
     

Перед отправкой Вашего сообщения ознакомьтесь,
пожалуйста, с Правилами комментирования материалов на нашем сайте.