Все для детей

Лидия Огурцова
КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА

В одном заморском царстве, восточном государстве жил Хан.

Было у Хана триста жён и тридцать дочерей. Жили они в огромном дворце с тысячью комнат. Только странное дело: ни в одной комнате не было зеркал. Наверное, потому, что лицо у Хана было изуродовано страшными шрамами. Случилось это давно, ещё в старом дворце. Однажды ночью приключился пожар, Хан бросился спасать своих жён и детей – да сам чуть не сгорел. Дворец со временем новый выстроили, а Хан с той поры угрюмым стал, на весь свет обиженным.

Тут ещё его Визирь постарался. Приказал зеркала из дворца вынести, а все праздники в государстве отменить. Хитрым он был и завистливым, этот Визирь. Хотя и жён у него было не меньше, чем у Хана, и дом просторный был, а всё ему казалось мало. Очень уж хотел Визирь Ханом стать и страной управлять.

Многие из тех, кто жил во дворце, никогда не видели своего отражения и не знали, как они выглядят. Одни считали себя красивыми, другие – такими же безобразными, как Хан.

В этом дворце росла девочка, дочь хана. Звали её Диляра. Была она добрая и привлекательная. А на лицо – просто красавица!

Росла Диляра, росла – и выросла в прекрасную девушку с тонким станом и огромными карими глазами. К тому времени, как Диляре исполнилось шестнадцать лет, Хан умер, и власть в королевстве захватил злой Визирь. Всех жён и детей Хана он продал в рабство, оставил только младшую – Диляру.

Надумал Визирь выдать её замуж за своего сына. Только юная Диляра не согласилась на такое замужество. Не нравился ей сын Визиря, Махмуд. Был он глупым и капризным. Разозлился Визирь и приказал выгнать Диляру из дворца. Слуги её разбежались. Одна слепая нянька с девушкой осталась.

– Куда ты, туда и я, – сказала нянька Диляре. – Еды мне много не надо – старая я, ем мало, одежда у меня ещё крепкая, надолго хватит. И не смотри, что я слепая, – защитить тебя я всегда сумею.

Обняла Диляра няньку. Как дальше жить – не знает. Нужно работу искать, в прислуги наниматься. Только никто Диляру к себе на работу брать не хотел, да и не умела она ничего делать – ханская дочь как-никак. Стала Диляра милостыню просить.

– Помогите, люди добрые, я младшая дочь Хана, Диляра, – смущаясь и краснея, шептала девушка.

Но прохожие только посмеивались над ней. А мальчишки, услышав ее слова, бегали вокруг неё и дразнились:

– Диляра-оборвана – дочь нашего Хана!

Надо сказать, что в этом заморском царстве при жизни Хана закон был: никто из подданных не смел посмотреть в лица жёнам и детям Хана. А раз так, то никто и не видел этих лиц, кроме Визиря, разумеется. Он-то всех в лицо знал.

Как и предполагал Визирь, Диляру люди не узнали, и помогать бедной девушке никто не собирался. Да и трудно было в лохмотьях узнать ханскую дочь.

– Ничего, деточка, – успокаивала нянька Диляру, – Аллах велик! Он не оставит нас без ужина.

Стала старая нянька на площади сказки рассказывать, да такие смешные, что вокруг неё много народа собралось. Люди, когда весёлые, добрыми становятся. Насмеявшись вдоволь, каждый спешил одарить рассказчицу. Кто медную монетку ей на платок бросит, кто серебряную. И хлеба, и овощей наложили столько, что не на один день хватит. Помогла девушка няньке собрать все дары, и пошли они странствовать из одного города в другой. Нянька сказки смешные рассказывает, Диляра хозяюшкам на рынке помогает: одной фрукты поднесёт, другой овощи поможет выбрать.

Наступила зима. Холодно стало в заморском царстве. Народ на площадях сказки уже не слушает – домой спешит, у камина погреться. Совсем отчаялась Диляра: «Куда идти? Что делать?» И нянька приуныла. Хотелось и ей у очага согреться, чайку горячего выпить.

Как-то остановились они у незнакомого дворца на самой окраине королевства. Видит Диляра: дверь на кухню открыта, а из неё кухарка выглядывает. Только Диляра собралась на ночлег попроситься, как кухарка сама заговорила:

– Далеко ли путь держите, странницы? Замёрзли, вижу. Может, погреетесь да новости расскажете: как люди в других городах живут, чем занимаются. К нам редко гости захаживают. Скучно мы живём, поговорить не с кем.

Обрадовались Диляра и нянька. Принялись они кухарке обо всём рассказывать: о смерти Хана и злом Визире, о том, как в городах живут и что народ о новом правителе думает. Только о своей беде Диляра молчала: а вдруг опять дразнить её начнут? Ведь до этого ей никто не верил. Кухарка же послушала-послушала и говорит:

– Оставайтесь здесь, во дворце. Нам работники нужны. Ты, Диляра, будешь в доме прислуживать, а матушка твоя (это она о няньке, значит) пусть мне на кухне помогает.

В том дворце жили три брата. Старший – ленивый был. Целый день только ест и спит. Средний был злой и жестокий. Весь день по степи скачет, кого встретит – кнутом до смерти забьёт. Младший умным и добрым вырос. Поэтому, отец, умирая, ему в наследство всё своё добро завещал. Только условие поставил: прежде, чем в наследство вступить, обязан он жениться. Да не просто так жениться, а женой его пусть станет девушка скромная, красивая и знатного рода.

Обиделись старшие братья на отца. Да делать нечего: придётся им подчиниться его воле. Решили они пойти на хитрость. Отправились старшие братья к старому колдуну и попросили его заколдовать все зеркала во дворце. Это для того, чтобы красивая девушка, увидев себя в зеркале, испугалась и убежала. Выполнил колдун их просьбу. Только на зеркало младшего брата злое колдовство не подействовало.

Вот понесла Диляра обед старшему брату. Зашла в его комнату, видит: на стене что-то блестит. Диляра обед на стол поставила и – к стене. А там стекло удивительное висит, и в том стекле девушка появилась: тощая и безобразная. Поняла Диляра, что стекло на стене – это зеркало, а в нём её собственное отражение.

– Так вот я какая…

В этот миг дверь открылась, и в комнату хозяин вошёл. Волосы чёрные, во все стороны торчат, сам маленький, а живот огромный, как бочка пивная. Подошёл хозяин комнаты к зеркалу, рядом с Дилярой встал. Только что за чудеса? В зеркале хозяин красавцем оказался: высокий, стройный, волосы ровные, на пробор уложены.

Прибежала она к няньке.

– Нянюшка, я зеркало в комнате видела, а в нём себя. Какая же я некрасивая!

Няня девушку по головке гладит, успокаивает. А кухарка и говорит:

– Ты в другое зеркало посмотрись. То, что у среднего брата в комнате висит.

Понесла Диляра обед среднему брату. Видит: на стене висит такое же зеркало, только поменьше в размерах. Поставила она обед на стол, а сама к зеркалу скорей. Не терпится ей на себя посмотреть.

«Да что ж это! Я в этом зеркале ещё хуже», – расстроилась она.

И правда, из зеркала на девушку коротышка смотрит.

Не успела Диляра как следует погоревать, глядь: а рядом хозяин комнаты стоит. Худющий, длиннющий. Смотрит на девушку, зубы кривые выставил, ухмыляется. Диляра от страха в зеркало опять посмотрела, а там вместо кривозубого красавец писаный на неё глядит.

Выскочила она на улицу, спряталась за воротами и до вечера проплакала. А вечером понесла она еду младшему брату. Вошла Диляра в его комнату, по сторонам не смотрит. Ужин на стол поставила, хозяина ждёт.

– Долго же ты мне еду несла, – послышался голос из глубины комнаты.

Смотрит девушка: навстречу юноша симпатичный идёт. Опустила голову Диляра, глаза поднять не смеет. А юноша подошёл и руку ей целует.

– Как зовут тебя, красавица?

– Какая же я красавица? – вспыхнула Диляра.

– А ты себя в зеркало видела? – рассмеялся юноша и подвёл Диляру к зеркалу.

Смотрит Диляра – глазам своим не верит. В зеркале девушка милая с огромными карими глазами стоит, а рядом с ней прекрасный юноша.

Улыбнулась Диляра отражению и поняла, что до этого в кривые зеркала смотрелась. Ведь если зеркало кривое, то красивое в нём безобразным кажется, а уродцы красавцами становятся.

– Зеркало моё – волшебное. Уж не знаю, почему, но оно мне тебя давно показывает.

Рассказала Диляра юноше о своём отце – Хане, о завистливом Визире, который сестёр её в рабство продал, а её саму из дворца выгнал, о преданной няньке, о скитаниях по городам царства. Всё рассказала, ничего не утаила.

– Станешь ли ты моей женой, милая Диляра? – нежно спросил юноша.

Согласилась Диляра. Через неделю они и свадьбу сыграли. А старшие братья в другую страну уехали. Не могли они смириться со счастьем младшего брата. После их отъезда все кривые зеркала из дворца выбросили, чтобы они не обманывали людей.