Все для детей

Группы нашего сайта в социальных сетях RSS-лента сайта Allforchildren.ru. Подпишись на новости по e-mail! Группа сайта Allforchildren.ru в Одноклассниках Группа сайта Allforchildren.ru ВКонтакте Канал Allforchildren.ru Media на Youtube (мастер-классы, сказки) Группа сайта  Allforchildren.ru в Facebook Лента сайта Allforchildren.ru в Twitter Канал Allforchildren.ru на Youtube (песни из фильмов и мультфильмов, учебная фильмотека)
Помоги цветочку вырасти: кликни на лепесток твоей любимой социальной сети и присоединяйся к нашей группе. Чем больше друзей сайта в соцсетях, тем пышнее наш с вами цветок!

Книга замечаний и предложений

Книга замечаний и предложений

Птица Пери

Жил некогда царь, и было у него три сына. Пришла старость, ослеп царь, Как ни старались знахари и лекари вылечить его — все было напрасно. Позвал тогда царь старшего сына и сказал:

— Сын мой, придется тебе отправиться в путь и раздобыть мне снадобье от слепоты.

А сын отвечает:

— Да куда мне ехать, батюшка, коли от дома-то я далеко не отъезжал?

— Поезжай в те края, куда не ступала нога моего коня. Горсть той земли может исцелить меня.

Вышел старший царевич от отца, сел на коня и пустился в путь-дорогу. Долго ли, коротко ли ехал, наконец оказался в пустыне. Посреди пустыни — родник, а над родником — засохшее дерево.

— Чудеса! — удивился царевич. — У самой воды дерево засохло. И тени нет, чтоб поспать в холодке.

Набросил он бурку на дерево, лег в тени и уснул.

Проснулся царевич и увидел, что дерево зазеленело, и все ветки в больших яблоках.

«Повезу-ка яблоки отцу, — подумал царевич, — здесь-то он, конечно, не бывал».

Набрал он полный хурджин яблок, наполнил кувшин водой из родника и отправился в обратный путь.

Прибежали к царю слуги с радостной вестью: сын вернулся! А царь вздохнул: «Вернуться-то вернулся, да с пустыми руками».

Предстал старший сын перед царем, поклонился низко.

— Ну, рассказывай, сынок, далеко ли ты ездил? — сказал царь.

— Батюшка, — отвечал сын, — я побывал там, где и твои деды не бывали.

— Так где ж ты был?

— Добрался я, батюшка, до родника в пустыне...

— Погоди, — перебил его отец. — Ты помолчи, я продолжу. Над тем родником дерево засохшее стояло. Ты на дерево бурку свою накинул, поспал в тени, а дерево тем временем зацвело и яблоками покрылось.

— Да, батюшка.

— Я, сынок, — сказал царь, — ездил к этому роднику полдничать и возвращался домой к вечерней трапезе. Ступай, не помогут мне твои яблоки.

Позвали к царю среднего сына.

— Теперь твой черед ехать, — сказал царь.

— Батюшка,— сказал средний сын, — старший брат не сумел с этим справиться, куда уж мне!

— Ничего не поделаешь, сынок, — вздохнул отец, — надо ехать.

Вышел средний сын от отца, сел на коня и пустился в путь-дорогу. Долго ли, коротко ли он ехал, одному богу известно. Добрался до родника в пустыне, где побывал его старший брат, дальше поехал. Наконец увидел холм, да не простой, а весь в яхонтах, алмазах и других драгоценных камнях.

«Здесь-то мой отец наверняка не бывал, — подумал средний сын. — Не то казна была бы богаче».

Наполнил он хурджин драгоценностями и повернул коня к дому.

Снова прибежали к царю слуги с радостной вестью: средний сын вернулся! И снова вздохнул царь: «Вернулся, да с пустыми руками».

Вошел сын к отцу, поклонился низко, руку ему поцеловал. Обнял его отец.

— Ну, рассказывай, сынок, далеко ли ездил?

— Батюшка, — ответил сын, — был я там, где и твои прадеды не бывали.

— Так где ж ты был, сынок?

— Добрался я, батюшка, до одного холма...

— Не продолжай, — остановил его отец, — знаю, на каком холме ты был. И принес оттуда и алмазы, и яхонты и жемчуг. Верно?

— Да, батюшка.

— Принесите сюда хурджин. Поглядим, что в нем.

Принесли хурджин, раскрыли, а там только кремень простой.

— Ступай, ступай, сынок, — сказал царь, — бог с тобой. А теперь, — повелел он, — позовите моего младшего сына.

Пришел младший сын, поклонился отцу.

— Сынок,— сказал царь, — придется тебе отправиться в дорогу.

— Батюшка, — сказал младший сын, — мал я, из дому еще не выходил, куда мне идти?

— Ничего не поделаешь, сынок, надо ехать.

Вышел недовольный царевич в сад, прилег на берегу пруда и уснул. И приснилось ему, что кто-то его спрашивает: «Ты зачем здесь завалился спать?». «А что мне делать? — отвечает царевич. — Отец посылает меня в дорогу, а куда идти — не знаю, не ведаю». «Не печалься, — молвит голос, — пойди к отцу и попроси у него коня, меч его и перстень с пальца».

Тут проснулся царевич, пришел к отцу и сказал:

— Батюшка, дай мне своего коня, свой меч и перстень с пальца — достану тебе снадобье.

Обрадовался царь, обнял сына, крепко расцеловал его.

— Ты у меня храбрец, — сказал он. — Верю, что достанешь.

Наутро дал царь сыну перстень с пальца, меч с бедра, велел своего коня взнуздать и оседлать. Вскочил царевич на коня и пустился в дорогу. Как и отец в былые годы, утром он дама позавтракал, пополдничал под деревом у родника, а к вечеру и до холма добрался. Хотел было дальше ехать, да вдруг увидев одно солнце в небе, а другое на земле.

«Куда я попал? — удивился царевич. — Два солнца в этом мире!»

Погнал он коня дальше и видит, сверкает перышко на земле. Сошел он с коня, поднял перышко и прикрепил к своей шапке.

— Оставь это перышко, — заговорил вдруг конь.

— Почему?— спросил царевич.

— Много бед принесет оно тебе.

— Какая может быть беда от такого маленького перышка!

Трижды повторил конь свои слова, не послушал его царевич.

— Я тебя предупредил, — сказал конь. — Пеняй на себя.

Поехал царевич дальше, добрался до какого-то царства. Доложили царю, что юноша какой-то едет: одно солнце в небе сверкает, другое — на его шапке.

— Приведите его! — велел царь. Привели царевича к царю.

— Ты кто будешь?— спросил царь.

— Странник я, пришел посмотреть на твою страну.

— А что за солнце сверкает на твоей шапке?— спросил царь.

— Да это просто перышко, а нашел я его на дороге.

— Дай-ка посмотреть, — сказал царь.

Отцепил царевич перышко от шапки, отдал царю. Царь чуть не обезумел от радости.

— Ну, спасибо,— сказал он царевичу,— ступай себе с богом.

Ушел царевич, а царь воткнул перышко в стену и не мог налюбоваться на него. Все царские дела забросил, просителей и жалобщиков не принимал.

— Некогда мне, — говорил он.

И вот пришла как-то к царю с жалобой старуха, у которой украли кур, а царь ей:

— Ступай, старуха, не до тебя мне.

Видит старуха, заворожен царь этим перышком:

— Царь-батюшка, ты одним только перышком так любуешься. Что же с тобой будет, если увидишь живую птицу?

— Добрая женщина, — сказал царь, — а кто мне эту птицу достанет?

— Кто перышко принес, тот и птицу достанет, — ответила старуха.

Велел тут же царь разыскать и привести к нему царевича.

«Царь отнял у меня перышко и ничего не заплатил, — думал по дороге царевич. — Вот и зовет, чтоб отблагодарить. Да на что мне его деньги!»

Вошел он к царю, семь поклонов отвесил.

— Ты нашел перышко, — сказал царь. — Теперь добудь и птицу.

— Я бедный странник, — сказал царевич, — в этих краях не бывал. Где мне найти эту птицу?

— Знать ничего не желаю! Ищи где хочешь. А не найдешь — голову отрублю.

Пригорюнился царевич, а конь, увидев его слезы, сказал:

— Говорил же я: брось перышко, худо будет. Не послушался меня! Жди беды похуже!

— Что зря говорить! Попал я в беду. Помоги выбраться.

— Ладно, не горюй. Ложись спать. Утро вечера мудренее.

Улегся царевич, да так до утра глаз и не сомкнул.

— Куда же мне ехать? — спросил он наутро коня.

— Ты отпусти поводья, я поскачу куда надо.

Долго ли, коротко ли скакал конь, одному богу известно. Наконец добрались они до леса, и конь сказал царевичу:

— Посреди этого леса растет высокая чинара. Под чинарой той пруд лежит, мрамором обложенный. Выроешь на берегу яму, спрячешься в ней. По пятницам сюда прилетает купаться птица Пери. Сегодня пятница. Она прилетит, сбросит с себя перья, положит их у пруда и начнет купаться. Ты не трогай ее, жди. А как выйдет она из воды да накинет на себя перья, да пригладит их, крепко хватай ее за ноги.

Как конь сказал, так царевич и сделал: вырыл яму, спрятался в ней. Прилетела птица, сбросила перья, выкупалась, снова накинула на себя перья, тут царевич ее и схватил.

— Отпусти меня, добрый юноша, худо тебе будет, — сказала птица.

— Не гневайся на меня, птица, но и мне жить хочется. А если не принесу тебя царю, не сносить мне головы.

— Ну как знаешь, — сказала птица, — пеняй на себя.

Сел царевич на коня, приехал к царю, отдал птицу.

— Благодарю, — сказал царь. — Ступай себе с богом.

Посадил он птицу в клетку, а птица все молчала, не пела, и это мучило царя. Наконец он сказал:

— Исполню все твои желания, только заговори со мной!

И птица заговорила.

— Да обрушится твой дом,— сказала она. — Не птица я, а прекрасная дева, равной мне на всем свете не сыщешь! Если исполнишь мое желание, скину я оперенье и стану тебе царицей.

— Говори, что желаешь, все исполню.

— Вызволи мою служанку. Она у Красного дэва, что сидит между Черным морем и морем Белым. Вызволишь ее — стану тебе царицей.

— Кто же ее вызволит?

— Кто поймал меня, тот и служанку мою вызволит.

Снова привели царевича во дворец, и наказал ему царь:

— Ты должен привести сюда девушку, которая томится у Красного дэва, что сидит между морем Черным и морем Белым.

Царь, — сказал царевич, — да как мне с таким трудным делом справиться?

— Знать ничего не желаю! - рассердился царь. — Не приведешь девушку — голову велю отрубить.

Пригорюнился царевич, к себе вернулся.

— Что еще стряслось? — спросил конь.

— А то стряслось, что посылает меня царь за девушкой, которая томится у Красного дэва, что сидит между морем Черным и морем Белым.

— Не печалься, — сказал конь. — Ложись спать. Утро вечера мудренее.

Лег царевич спать, но опять до утра глаз не сомкнул.

— Куда же теперь мне ехать? — спросил он наутро коня.

— Отпусти поводья, поскачу куда надо.

Долго ли, коротко ли скакал конь, одному богу известно. Наконец добрались они до моря, и конь сказал царевичу:

— Меч твоего отца молнией выкован. Поднимешь его рукоятью ко лбу, а острием к морю, и перед тобою расступятся воды. Когда перейдешь на тот берег, увидишь пещеру, над которой вьется струйка дыма. Станешь у входа и крикнешь: «Выходи ко мне, дэв, сразимся!» Он же тебя в пещеру пригласит откушать, но ты не ходи. Три раза позовешь его, и он выйдет. Тогда взмахнешь своим мечом, отсечешь ему голову, и провалится он сквозь землю. Войдешь в пещеру, возьмешь девушку, снова направишь меч острием к морю, снова расступятся перед тобою воды, и ты приведешь девушку к царю.

Как конь сказал, так царевич и сделал, и, сразив дэва, взял девушку и привез к царю.

— Благодарю, — сказал царь. — Ступай себе с богом.

— Та ли это девушка?— спросил царь птицу.

— Та, царь.

— Выполнил я твою просьбу, скинь теперь свое оперенье.

— Ты умрешь, царь, если увидишь меня без перьев.

— Как же мне быть? — сказал царь.

— А вот как, — сказала птица.— В Красном море живут сорок огнедышащих кобылиц. Выкупайся в их молоке, обернись птицей и заживем мы вместе, и дети наши будут птицами.

— Кто же приведет мне кобылиц?

— Тот, кто и меня сюда привел, и мою служанку.

Снова привели царевича к царю.

— Ты должен отправиться к Красному морю и привести оттуда сорок кобылиц, чтоб я выкупался в их молоке.

— Как же мне одному пригнать сорок кобылиц? — хотел отказаться царевич.

— Знать ничего не знаю! — разгневался царь.— Не пригонишь кобылиц — голову отрублю.

Пригорюнился царевич, к себе вернулся.

— А теперь что стряслось? — спросил его конь.

Царевич поведал ему о своем горе.

— Не печалься, царевич. На сей раз только мне худо будет, тебе же ничего. Скажи царю, чтоб доставил к берегу Красного моря сорок тюков шерсти, сорок тюков войлоку и сорок тюков кожи.

Царь велел доставить к морю по сорок тюков шерсти, войлоку и кожи. Сел царевич на коня и отправился в путь. Вот добрались они до моря, и наказывает конь:

— Слушай меня, царевич: в Красном море не сорок, тридцать девять кобылиц. Одна из них — моя мать, а все остальные — сестры. Я единственный сын. Повздорил я с матерью, и вот уже тридцать лет служу отцу твоему. Если попадусь матери, разорвет она меня на части. Я лягу на берегу, ты прикрой меня шерстью, потом войлоком и сверху кожей. А сам спрячься рядом. Я подам голос — заржу тихонько, — и море взволнуется. Ты не пугайся. Из волн появятся моя мать и сестры. Те, которые заплачут — мои сестры, а мать набросится на меня, чтоб разорвать. Сперва она скинет с меня кожу, потом — войлок; ты молчи и не двигайся. Потом она скинет половину шерсти, притомится немного и остановится. Вот тогда ты прыгай ей на спину и, смотри, держись крепко. Она рассвирепеет и взлетит в небо, чтоб сжечь тебя в лучах солнца, а ты спрячься у нее под брюхом. Тогда она бросится вниз, чтоб разбить тебя об землю, а ты снова ей на спину. Когда сядешь в седло, хлестни ее хорошенько кнутом и скажи: «Я твой хозяин!». Она покорится тебе и пойдет куда пожелаешь. А за ней и я, и все мои сестры.

Как конь сказал, так царевич и сделал. Пригнал кобылиц и привязал их в царской конюшне.

— А теперь, царь, — сказала птица, — прикажи их выдоить и выкупайся в молоке.

— Кто же их выдоит? — спросил царь.

— Кто их пригнал, тот и выдоит.

Снова пришли звать царевича к царю, и конь сказал:

— Царевич, возьми меня с собой. Перед тем как доить, привяжи перстень отца к нитке и опусти в котел. Потом по одной приводи кобылиц и дои над котлом. Как кончишь доить, выкупайся в молоке, достань перстень, оботри его, надень на палец и пошли за царем. Когда царь влезет в котел, молоко воспламенится, и царь сгорит. А ты наденешь его одежды, вернешься во дворец и сядешь на трон.

Как конь сказал, так царевич и сделал. Птица же, узнав о смерти царя, тут же сбросила с себя оперенье и превратилась в юную красавицу.

— Только ради тебя я все это сделала, — сказала она царевичу. — Теперь ты стал царем, а я твоей царицей.

А народ и не ведал, что произошло во дворце. Несколько месяцев правил государством новый царь, и потом вдруг вспомнил, за чем он отправился в путь-дорогу.

— Что пригорюнился, государь? — сказала ему царица. — Негоже тебе, простолюдину, ставшему царем, слезы лить да печалиться. Иль я тебе не по душе?

— Царица моя милая, ненаглядная, — ответил он, — отец мой тоже царь. В старости он ослеп и послал меня за снадобьем от слепоты. А я вот забыл об этом и сам стал царем. И теперь не знаю, жив ли мой батюшка или нет.

Царица обняла его и сказала:

— Успокойся, любимый, твой отец ослеп потому, что десять лет пытался поймать меня, да так и не поймал. Если я мазну его глаза своей кровью, он тут же прозреет. Если только в том твоя печаль, — собирайся, поедем к твоему отцу.

Созвал молодой царь весь народ, устроил пир на весь мир и сказал людям:

— Поставьте над собою другого царя. Я уезжаю в дальние страны и сам не знаю, вернусь к вам или нет.

Народ выбрал себе нового царя, а царевич с женой, поклонившись народу, оделись в простую одежду и, взяв с собой тридцать девять кобылиц, пустились в обратный путь.

Царица ехала на коне царевича, а царевич на матери-кобылице.

Добравшись до владений отца, царевич сказал первому встречному пастуху:

— Беги во дворец и поздравь царя с возвращением сына.

Прибежал пастух во дворец и сказал царю:

— Прими благую весть, царь-батюшка, сын твой вернулся!

Услышал царь эти слова и сказал:

— А кого еще ведет с собой мой сын?

— Ведет он с собой сорок голубых кобылиц, и едет с ним дева несравненной красоты.

— Слава тебе, господи! — воскликнул царь и велел одарить пастуха мерой золота.

Вошел царевич во дворец, приложился к руке отца. И отец его расцеловал. Молодая царица проколола свой палец, и как только помазала кровью своей глаза царя — тот сразу прозрел. Встал царь со своего трона, поцеловал молодую царицу в лоб, возложил корону на голову младшего сына и сказал:

— Отныне быть тебе царем, а ей царицей! Нашли они свое счастье, и вы найдете.

С неба упало три яблока: одно тому, кто сказку рассказал, а два других тем, кто слушал.

Перевод Л. Бояджяна

Понравилось? Расскажи об этой странице друзьям!

Как назвать будущего ребенка
Рассылки Subscribe.Ru
Новости и обновления
на сайте "Все для детей"




Система Orphus
 
Рейтинг@Mail.ru